Главная| Каталог статей| Мой профиль | Регистрация| Выход | Вход
 
Воскресенье, 20.08.2017, 12:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Комсомол в лицах [98]
Твои герои, комсомол [20]
Наука о комсомоле [28]
Сегодняшняя молодежь. [90]
Верность традициям
Лауреаты премии ВЛКСМ [7]
Стихи о комсомоле [30]
Комсомольская летопись эпохи [64]
Интервью. воспоминания, статьи
Пионерия [40]
Имя России [11]
Послесловие к известному проекту канала "Россия"
Молодежь и культура [8]
История страны [13]
Твои люди, комсомол [9]
Прощание [2]
Великая Отечественная... [2]
Твои памятники, комсомол [6]
Наш видеозал [2]
Наш комсомол
  • ЛКСМ. Москва.

  • Ленинский Комсомол (ЛКСМ РФ) Москва

  • Ветераны комсомола

  • Не расстанусь с комсомолом. Комсомол 100.

  • История комсомола Казахстана

  • Комсомольская юность моя

  • Комсомол -100 лет. Тверь.

  • Воспитанники комсомола-Мое Отечество

  • Комсомольская юность моя (Ивановская область)

  • Комсомольская площадь (Нижний Новгород)

  • Из истории Челябинской областной организации

  • Сайт ветеранов комсомола(Омск)

  • Ветераны Ярославской области

  • Наш опрос
    Есть ли будущее у комсомола?
    Всего ответов: 824
    Друзья сайта
  • История комсомола Казахстана

  • Коллеги - педагогический  интернет-журнал

  • "Школа" - педагогический  интернет-журнал учителей СНГ

  • Великая Отечественная

  • Сайт детских домов Казахстана

  • Академия сказочных наук

  • Три столицы в лицах: Верный, Алма-Ата, Алматы - персональный сайт Владимира Проскурина

  • Наш календарь
    Облако тегов
    Cпоем, друзья!
    Главная » Статьи » Наука о комсомоле

    ЗИНОВЬЕВ А.П. КИМ и СИМ: К истории и теории взаимоотношений

    Зиновьев А. П. КИМ и СИМ: к истории и теории взаимоотношений

    УДК 93; 93,23; 94(4); 327.323.31; 341.1

    Zinoviev A. P. The Young Communist International and the Young Socialist International: To the History and Theory of Relations

    Аннотация ◊ СИМ и КИМ занимали важное место в организационно-политических структурах Социалистического Рабочего Интернационала и Коммунистического Интернационала, выступали активными проводниками их политической линии среди молодежи, большое внимание уделяли защите экономических интересов пролетарского юношества, детей и подростков. Автор отмечает, что у СИМа было немало веских аргументов для резкой критики КИМа и противоборства с ним, причем не только в области идеологии, но и в повседневной жизни; огромный урон взаимоотношениям СИМа и КИМа нанесла утвердившаяся в Коминтерне во второй половине 1920-х гг. оценка всей социал-демократии как «социал-фашизма», «левого крыла фашизма». Эта ошибочная точка зрения ориентировала КИМ на разгром организаций СИМа и установление единства действий только с рядовой массой молодых социалистов, при разоблачении и изоляции их руководителей. Крупный урон единству в борьбе с фашизмом нанесла сталинская политика массовых репрессий, осенью 1937 г. была полностью уничтожена делегация ВЛКСМ в Исполкоме КИМа.

    Ключевые слова: Коммунистический интернационал молодежи, история КИМа, Социалистический интернационал молодежи, история СИМа, II Интернационал молодежи, II½ Интернационал молодежи, коммунизм, социализм, исполком, конгресс, оппозиция, репрессии.


    20–26 ноября 1919 года в Берлине в конспиративных условиях проходил Учредительный конгресс Коммунистического Интернационала Молодежи, в работе которого участвовали представители пролетарских организаций молодежи 13 стран. Делегатами от РКСМ были Л .Шацкин и А. Курелла. На Конгрессе состоялось идейное и организационное оформление КИМа — международной революционной юношеской организации.

    Истоки Коммунистического Интернационала Молодежи и Социалистического Интернационала Молодежи восходят к августу 1907 года, когда в Штутгарте под эгидой II Интернационала и под непосредственным руководством Карла Либкнехта состоялась первая международная конференция социалистической молодежи, учредившая Международное объединение социалистических юношеских организаций. Интернационал молодежи, как в обиходе стали называть это объединение, сразу же развернул активную деятельность, и прежде всего антимилитаристскую пропаганду против готовившейся империализмом мировой войны. С этой целью среди новобранцев распространялись листовки и воззвания, издавались специальные газеты — «Рекрут», «Казарма» и др.

    В октябре 1907 года К. Либкнехт выпустил книгу «Милитаризм и антимилитаризм»[1], за которую был обвинен в государственной измене и заключен на полтора года в тюрьму. Тогда же В. И. Ленин написал и опубликовал в газете «Вперед» статью «Антимилитаристская пропаганда и союзы социалистической рабочей молодежи», где обобщил первый опыт антивоенной деятельности зарубежных юношеских организаций и тем самым способствовал еще большему его распространению[2].

    В начале первой мировой войны Интернационал молодежи вслед за II Интернационалом практически прекратил работу. В его рядах образовалось три течения: правосоциалистическое, центристское и левое, интернационалистское. Позиции правых наиболее сильными оказались в Германии, где Центральное бюро Союза рабочей молодежи пошло на поводу у лидеров социал-демократической партии, голосовавших за военные кредиты, то есть за войну. Подобное положение сложилось в молодежном социалистическом движении Австрии, Бельгии, Голландии и Франции.

    Однако большинство из 18 секций Интернационала молодежи решительно выступило с осуждением империалистической бойни, ошибочно считая возможным тогда всеобщее разоружение, но постепенно освобождаясь от пацифистских иллюзий. После Октябрьской революции и создания осенью 1918 года Российского комсомола, Коммунистического союза рабочей молодежи Австрии и Свободной социалистической молодежи Германии именно это направление оформилось на учредительном конгрессе в Берлине (ноябрь 1919 г.) в Коммунистический Интернационал Молодежи (КИМ) — самостоятельную секцию Коминтерна. Секретарем Исполкома КИМа был избран немецкий коммунист Вилли Мюнценберг. Будучи во время войны (с апреля 1915 г.) секретарем Международного бюро Интернационала молодежи, он зарекомендовал себя убежденным сторонником Ленина и много сделал для сплочения международного пролетарского юношеского движения на интернационалистской платформе: организовал издание и распространение журнала "Интернационал молодежи”, проведение ежегодно (в первое воскресенье сентября) Международного Юношеского Дня (МЮД) как акции протеста молодежи против войны и т. д. Видными деятелями КИМа были Лазарь Шацкин, Рафаэль Хитаров, Оскар Тарханов, Бесо Ломинадзе, Василий Чемоданов (СССР), Альфред Курелла, Артур Беккер (Германия), Луиджи Полано, Луиджи Лонго (Италия), Рихард Шиллер, Фридль Фюрнберг (Австрия), Милан Горкич (Югославия), Франсуа Бийю, Раймон Гюйо (Франция), Трифон Медрано (Испания), Михаль Вольф [Фаркаш] (Венгрия), Гил Грин, Гэс Холл (США), Уильям Каштан (Канада) и др.

    В 1921 году КИМ объединял 48 национальных секций общей численностью около 600 тысяч членов, причем не только в Европе, но и на других континентах. Это вызывало серьезное беспокойство лидеров II Интернационала, восстановленного в феврале 1919 года в Берне. Стремясь обеспечить будущее своего движения, они выдвинули идею создания в противовес КИМу Ин­тернационала Рабочей Молодежи (ИРМ) — II Интернационала молодежи. Со­стоялось два совещания с целью разработки программных документов ИРМ, и в мае 1921 года в Амстердаме он был конституирован на конгрессе представителей шести правосоциалистических союзов молодежи: Германии, Голландии, Дании, Бельгии, Швеции и Франции. С самого начала ИРМ занял негативную позицию в отношениях с КИМом, заявив, что он якобы преследовал «не цели молодежи, а исключительно политические цели русских коммунистов»[3].

    Тогда же возник и центристский, так называемый I½ Интернационал молодежи. Это произошло 26–28 февраля 1921 года в Вене, куда с одобрения К. Каутского, создавшего к тому времени II½ Интернационал, были приглашены на международную конференцию представители всех секций довоенного Интернационала молодежи. Планировалось провести этот форум на внепартийной основе и слить на нем коммунистическое, центристское и правосоциалистическое течения пролетарского юношеского движения.

    В. Мюнценберг заявил в этой связи, что речь может идти только о присоединении революционно настроенной молодежи к КИМу — единственному, по его мнению, международному объединению, которое уже действует. По докладу мандатной комиссии делегаты центристских групп из Австрии, Германии, Чехословакии и Франции оказались в меньшинстве, получив 16 голосов против 35 голосов коммунистов. Тогда центристы обвинили КИМ в расколе наметившегося единства, демонстративно покинули зал заседаний и продолжили работу в другом помещении. К ним вскоре примкнули представители небольших групп молодежи центристских взглядов из Польши, Литвы и Венгрии. Это собрание и было провозглашено в качестве учредительной конференции Международного рабочего объединения социалистических юношеских организаций (МРОСЮО), иначе говоря — II½ Интернационала молодежи[4].

    Разные по названиям, ИРМ и МРОСЮО являлись, в сущности, близкими по своим программным положениям и позициям. Поэтому их лидеры — Пит Фоогт (Голландия), Эрих Олленхауэр (Германия), Карл Гейнц и Бенедикт Каутский (Австрия) вскоре приступили к переговорам об идейно-организационном объединении сил обоих интернационалов, отвергая предложения КИМа о сотрудничестве во имя защиты насущных интересов молодого поколения. Так было в июне — августе 1922 года, когда Исполком КИМа выступил с инициативой созыва в Берлине Мирового конгресса всех пролетарских юношеских организаций, чтобы обсудить на нем проблемы экономического обнищания молодых рабочих. Такой же негативный ответ КИМ получил и в январе 1923 года на предложение провести международную антимилитаристскую неделю в знак протеста против оккупации Францией Рура за неуплату Германией репараций по Версальскому мирному договору.

    24-26 мая 1923 года в Гамбурге вслед за слиянием II и II1/2 Интернационалов состоялся объединительный конгресс ИРМ и МРОСЮО, который провозгласил создание СИМа. В его работе приняли участие 55 делегатов из 20 стран, представлявшие 28 юношеских организаций и групп общей численностью около 180 тысяч членов. Нити управления социалистическим движением молодежи на этом форуме полностью оказались в руках правых, поэтому центризм с тех пор фактически прекратил свое существование, за исключением, отчасти, Австрии. В руководящие органы СИМа тоже были избраны правые: председателем — П. Фоогт, генеральным секретарем Исполкома — Э. Олленхауэр, находившийся на этом посту вплоть до самороспуска СИМа в 1940 году. Лидерами СИМа и его национальных организаций являлись и такие известные деятели социалистического молодежного движения, как Карл Гейнц, Бруно Крайский, Леопольд Таллер (Австрия), Вилли Брандт (Германия), Эрнст Пауль (Чехословакия), Бернард Шошуа (Франция), Торстен Нильсон (Швеция), Фернан Годфруа (Бельгия), К. Форринк (Голландия), Х. К. Хансен (Дания), Сантьяго Каррильо (Испания) и другие.

    Политическая линия СИМа определялась в соответствии с идеологией социал-демократии на его конгрессах, созывавшихся в разных городах Европы. Всего их состоялось шесть: в Гамбурге (май 1923 г.), Амстердаме (май 1926 г.), Вене (июль 1929 г.), Праге (октябрь 1932 г.), Копенгагене (август 1935 г.) и Лилле (июль 1939 г.). Регулярно проводились пленумы Исполкома СИМа, а текущие дела вел Секретариат. До захвата Гитлером власти в Германии его штаб-квартира находилась в Берлине, затем — в Праге и в Париже.

    Исполком КИМа в начале тоже находился в Берлине (до июля 1921 г.), затем — до 1 июня 1943 года — в Москве. За свою историю КИМ, как и СИМ, провел шесть конгрессов: I — в Берлине (1919 г.), остальные в Москве (1921, 1922, 1924, 1928 и 1935 гг.). Проводились также пленумы Исполкома КИМа, интернациональные форумы по вопросам единства юношеских движений. С осени 1929 года в Москве успешно работала Международная ленинская школа КИМа, в которой учились представители молодежи различных стран.

    СИМ и КИМ занимали, безусловно, важное место в организационно-политических структурах, соответственно, Социалистического Рабочего Ин­тернационала и Коминтерна, выступая активными проводниками их полити­ческой линии среди молодежи, помогая в подготовке резерва руководя­щих кадров. КИМ и СИМ проводили международные юношеские дни, устраивали летние школы и лагеря отдыха, спортивные соревнования, манифестации, концерты художественной самодеятельности. По линии СИМа были организованы и в целом успешно прошли три летние международные встречи социалистической молодежи: в Амстердаме (1926 г.), Вене (1929 г.) и Льеже (1934 г.).

    Определенное внимание уделялось также вопросам защиты экономических интересов пролетарского юношества, детей и подростков. В частности, СИМ разработал специальные программы создания в странах системы фабрично-заводского ученичества, подобной советским ФЗУ, вечерних школ для рабочей молодежи, добивался принятия приемлемых решений в отношении молодежи.

    Деятельность СИМа, в отличие от КИМа, ограничивалась, главным образом, Европой: единственным членом за ее пределами являлись в 30-е годы "Молодые социалисты Америки” и недолго — молодежная организация Социалистической партии Аргентины. Но особенно отрицательно сказывалось на общем развитии международного молодежного движения негативное отношение лидеров СИМа к сотрудничеству с КИМом. К примеру, в мае 1923 года Исполком КИМа, не получив официального приглашения на объединительный конгресс II и II½ Интернационалов молодежи, все-таки направил в Гамбург свою полномочную делегацию, поручив ей изложить конкретные предложения о важности создания единого международного фронта пролетарского юношества. В ответ — очередной отказ, хотя организаторы конгресса тут же допустили к участию в форуме и признали правомочными мандаты пяти представите­лей эмигрантских групп меньшевистской и эсеровской молодежи России и Грузии[5]. Такой подход к взаимоотношениям с КИМом вызвал протест рядовых социалистов, стремившихся к союзу с КИМом для борьбы против империализма, опасности фашизма и войны. Так, представитель социалисти­ческой молодежи Чехословакии Л. Стихова, полемизируя с П. Фоогтом, подчеркнула, что молодые социалисты не должны со своей колокольни видеть только теневые стороны русской революции, ибо в Советской России «рождается новый общественный строй, который нуждается в большой помощи... Советская Россия — реальная действительность, и в интересах мира нужно протестовать против всякого в отношении нее вида интервенции, а также против ее экономической и политической изоляции»[6].

    На этих словах оратора оборвали. Такая же неприглядная картина предстала в зале и во время выступлений австрийцев Каница и Аккермана, осмелившихся подвергнуть робкой критике социал-реформистские методы воспитания молодежи[7].

    И еще один пример. 11 августа 1925 года Исполком КИМа, учитывая широкое стремление зарубежной молодежи побывать в СССР, обратился к Исполкому СИМа с открытым письмом, в котором предложил совместно участвовать в формировании и отправке молодежных делегаций в Советский Союз. «Русская рабочая молодежь ,- говорилось в письме ,- просит прибыть в СССР отнюдь не одних коммунистов, но и беспартийных, и социалистов — мо­лодых рабочих»[8]. Одновременно Центральный, Московский и Ленинградский комитеты РКСМ выступили с обращением непосредственно к пролетарской молодежи Австрии, Германии и Франции, предложив избрать и прислать свои делегации в СССР.

    Вскоре Исполком СИМа выразил готовность принять участие в реализации инициативы КИМа, но при условии, что состав делегаций будет не избираться на общих собраниях, а назначаться центральным руководством союзов молодежи[9]. С этим Исполком КИМа и ЦК ВЛКСМ не согласились. Началось движение за формирование и направление делегаций в СССР «снизу», особенно в рядах молодых социалистов Австрии, Бельгии, Франции, Чехословакии, Швеции и других европейских стран, где были сильны позиции социал-демократии.

    Однако руководство СИМа по-прежнему проводило линию на противоборство с КИМом, игнорируя любые контакты. В отчете его Исполкома о работе за 1926–1928 годы, представленном III конгрессу СИМа (16–18 июля 1929 г.), взаимоотношения с КИМом характеризовались всего одной строчкой о том, что с ним связи не было. Более того, в печати, официальных материалах СИМа и выступлениях его лидеров все чаще советский режим в СССР и поднимавший голову фашизм в Европе ставились на одну доску — как диктатуры с разной политической окраской, но одинаково неприемлемые для свободных людей. А когда Гитлер захватил власть в Германии, отдельные лидеры СИМа изменили свою точку зрения в отношении фашизма буквально на 180 градусов, пытаясь даже доказать легитимность нацистского режима. Так, Олленхауэр, комментируя итоги выборов в рейхстаг в 1933 году, писал: «5 марта немецкий народ в большинстве своем высказался за правительство Гитлера-Гугенберга-Папена… <...> Национал-социалисты и немецкие националисты используют теперь власть в государстве и землях для проведения своей политики на основе ясного решения народа»[10].

    Сегодня следует вместе признать, что у СИМа было немало веских аргументов для резкой критики КИМа и противоборства с ним, причем не только в области идеологии, но и в повседневной жизни. Огромный, практически невосполнимый урон взаимоотношениям СИМа и КИМа нанесла утвердившаяся в Коминтерне во второй половине 20-х годов оценка всей социал-демократии как «социал-фашизма», «левого крыла фашизма». Эта ошибочная точка зре­ния ориентировала КИМ на разгром организаций СИМа и установление единства действий только с рядовой массой молодых социалистов, при разоблачении и изоляции их руководителей[11]. То есть налицо было грубое искаже­ние тактики единого рабочего фронта, которая не исключает, а, наоборот, предполагает необходимость и возможность борьбы за единство действий и сплочение различных отрядов демократических движений путем переговоров "сверху”. «Цель и смысл тактики единого фронта, — писал В. И. Ленин, — состоит в том, чтобы втянуть в борьбу против капитала более и более широкую массу рабочих, не останавливаясь перед повторными обращениями с предложением вести совместно такую борьбу даже к вождям II и II½ Интернационалов»[12].

    Искажение тактики единого рабочего фронта, противоречия и сложности на этой почве стали сказываться в условиях невиданного по своим масштабам мирового экономического кризиса, начавшегося в 1929 году. В большинстве зарубежных стран тогда резко ухудшилось материальное положение рабочих; сотни тысяч, а затем миллионы юношей и девушек были выброшены за ворота фабрик и заводов. В их среде росли недовольство, неуверенность в завтрашнем дне. Этим активно пользовались фашисты, завлекая молодежь в свои отряды, обещая ей работу и обеспеченное будущее. В Германии, например, окружению Гитлера путем социальной демагогии еще до захвата государственной власти удалось повести за собой довольно значительные массы молодых рабочих, создать с помощью крупного финансового капитала, политики шовинизма и милитаризма, террора и шантажа почву для расширения, а затем и безраздельного влияния в молодежном движении страны. В то время как СИМ и КИМ, их местные организации выясняли между собой отношения, применяя нередко методы физической расправы над идейными противниками, нацистская «гитлерюгенд» быстро набирала силу. Едва насчитывая в 1930 году 18 тысяч членов, она два года спустя представляла более чем 100-тысячный резерв фашизма. Кроме того, сотни тысяч молодых людей, многие из которых ранее являлись членами демократических организаций, теперь состояли в нацистской партии.

    В этих условиях проблема сотрудничества СИМа и КИМа стала особенно острой. Нужно было добиться единства действий, сплочения всех сил демократического молодежного движения. Тем более, что КИМ вновь выразил готовность сесть за стол переговоров. В течение 1933 года его Исполком неоднократно обращался к руководству СИМа с конкретными предложениями, но каждый раз получал отрицательный ответ. Лидеры СИМа еще на что-то надеялись и, явно не видя в фашизме смертельной опасности, действовали в данном случае против КИМа, вопреки воле большинства своих членов. Когда мо­лодые социалисты Германии начали борьбу против фашисткой диктатуры вместе с коммунистами, руководство немецкой социал-демократии не нашло иного пути, как изгнание из своих рядов всех инакомыслящих. Правление СДПГ, в состав которого входил и Э. Олленхауэр, в апреле 1933 года исключило, например, из партии председателя Берлинской организации Социалистической рабочей молодежи Э. Шмидта только за то, что возглавляемое им правление сочло необходимым начать подготовку к переходу на нелегальные методы работы[13].

    Лишь позднее, когда фашистский террор распространился непосредственно на социал-демократию, СИМ стал постепенно менять свое негативное отношение к сотрудничеству с КИМом. Это проявилось, в частности, на августовском (1934 г.) пленуме его Исполкома, обсудившем вопрос о едином фронте. И хотя руководство СИМа не высказалось «за» или «против», но и не запретило продолжать переговоры о единстве тем организациям, которые их уже вели. Имелись в виду соцмолы Испании, Франции, «Молодая гвардия» Бельгии и другие социалистические союзы молодежи, вступившие к тому времени на путь сотрудничества с коммунистами в борьбе против фашизма и военной опасности.

    Тенденция к единству действий СИМа с КИМом наметилась и в движении безработной молодежи, в частности в связи с июньской (1935 г.) сессией Международного бюро труда в Женеве. Учитывая, что руководители МБТ запланировали рассмотреть вопрос о безработице среди молодежи, принимавшей все возраставшие масштабы, туда прибыли делегации из США, Франции, Швейцарии, от Интернационала христианской молодежи, Мирового студенческого комитета, Всемирного объединения молодежи за мир, свободу и прогресс (куда входил КИМ) и других организаций самой различной ориентации. Состоялось несколько общих собраний, митингов и демонстраций, в которых вместе участвовали генеральный секретарь Исполкома СИМа Э. Олленхауер и секретарь ЦК комсомола Франции Раймон Гюйо, избранный вскоре генеральным секретарем Исполкома КИМа. Все это наглядно свидетельствовало, что у молодых социалистов и коммунистов было значительно больше объединительных мотивов, чем разделяющих их по разные стороны баррикад.

    Новое мышление дало себя знать и на V конгрессе СИМа в Копенгагене в августе 1935 года. В противоположность председателю Исполкома СИМа К. Форринку, который был также председателем Социал-демократической партии Голландии, и руководителю Социал-демократического союза молодежи Дании Х. К. Хансену, пытавшимся задать дискуссиям прежний тон, нашлись делегаты, смело выступившие за сотрудничество с коммунистами. Один из докладчиков по вопросу о едином фронте — руководитель соцмола Франции Б. Шошуа — подчеркнул необходимость «иметь мужество признать» конструктивность предложений коммунистов о единстве действий. «С нашей, французской точки зрения ,- заявил он, — нет больше препятствий для фактического политического единства пролетариата. Глубокие раны, которые 15 лет гноились на теле рабочего класса, должны быть залечены»[14].

    Новые тенденции проявились на этом конгрессе СИМа и в отношении к Советскому Союзу. Докладчики по вопросам борьбы против фашизма и войны высказались за союз миролюбивых государств с СССР, в защиту и поддержку его внешнеполитического курса. В ходе дискуссии правые все же взяли верх, и в резолюции конгресса «Молодежь в борьбе против фашизма и опасности войны» об СССР не упоминалось. Поэтому за нее отказались голосовать делегации союзов молодежи Австрии, Бельгии, Латвии, Польши, Франции и Эстонии.

    Это была уже новая, принципиальная позиция. Вскоре последова­ли и конкретные шаги по ликвидации раскола пролетарского юношеского движения, созданию в его рядах единых организаций молодых социалистов и коммунистов. Первыми на такой путь встали соцмол и комсомол Испании, образовав весной 1936 года Объединенную социалистическую молодежь (ОСМ). Затем аналогичный союз — Объединенная социалистическая молодая гвардия (ОСМГ) — возник в Бельгии. ОСМ и ОСМГ вошли в состав СИМа и активно вы­ступали за единство действий с КИМом, поддерживали тесные связи с ВЛКСМ.

    Единство пролетарского молодежного движения в той или иной форме было тогда достигнуто также в Болгарии, Латвии, Польше, Норвегии, Мексике, США, Франции. Причем в одних странах (Бельгия, Испания, Мексика) создавались единые организации на революционно-классовой основе, в других (Франция, США) союзы молодых социалистов и коммунистов входили в общенациональные ассоциации и сотрудничали в рамках единых фронтов, сохраняя свою организационную самостоятельность и политическую платформу. Вместе с другими юношескими союзами и объединениями они играли важную роль в деле сплочения прогрессивных сил молодежи мира на борьбу против фашизма и войны, являясь участниками крупных антивоенных и антифашистских акций -конгрессов, конференций и слетов, которые проходили в 1933–1938 годах в Париже, Брюсселе, Женеве, Праге, Нью-Йорке и других городах.

    В это же время велись интенсивные переговоры о единстве действий КИМа и СИМа против агрессии итальянского фашизма в Абиссинии (Эфиопии), в подготовке и проведении I Всемирного конгресса молодежи за мир в Женеве (август — сентябрь 1936 г.), в защиту Испанской республики, героически сражавшейся против объединенных сил международного фашизма. Потребовалось почти 15 месяцев, чтобы руководители СИМа и КИМа пришли к соглашению. В июле 1937 года делегации этих двух интернационалов во главе с Э. Олленхауэром и М. Вольфом побывали в Мадриде и Валенсии, где договорились о единстве действий в поддержку ОСМ Испании и вступлении в Международную комиссию помощи Испанской республике. Как оптимистично отмечал позднее С. Каррильо, «фашизм мы победим: если не силой нашего оружия, то силой нашего единства»[15].

    Однако оптимизма для налаживания связей СИМа с КИМом оказалось недостаточно. Колебания лидеров СИМа, нередко переходившие в саботаж достигнутых договоренностей, свидетельствовали об их двойственном подходе к выполнению взятых обязательств. Примерно такую же позицию они заняли и в дни печальной памяти мюнхенского сговора империалистических держав — «умиротворения» Гитлера за счет расчленения Чехословакии. На заседании бюро Исполкома СИМа 2 октября 1938 года молодые социалисты из лагеря правых практически капитулировали перед фашизмом, не приняв даже резолюции протеста. Только два месяца спустя они осудили мюнхенское соглашение, но это уже не могло как-то повлиять на укрепление рядов антифашистской молодежи.

    В июле 1939 года в Лилле состоялся VI конгресс СИМа. В связи с его созывом Исполком КИМа предпринял еще одну, теперь уже последнюю, попытку договориться о совместном участии в борьбе за сохране­ние мира, в защиту прав и свобод молодежи, об оказании помощи беженцам и жертвам фашизма и организации сопротивления фашистскому террору в Испании, Чехословакии и Австрии. 29 июля на имя председателя конгресса была направлена телеграмма, в которой выражалась надежда, что СИМ даст поло­жительный ответ на предложения КИМа, ибо «прогрессивная антифашистская молодежь должна сделать все, чтобы одержать победу над фашизмом»[16].

    Этого, к сожалению, не случилось. Лидеры СИМа отмолчались. Как, впрочем, и накануне конгресса в связи с отлучением за антифашистскую деятельность лейбористского союза молодежи от лейбористской партии Великобритании и ряда организаций Объединенной социалистической молодой гвардии от Бельгийской рабочей партии. Более того, на самом конгрессе они пошли на невероятный шаг, исключив из СИМа два наиболее активных отряда антифа­шистского юношеского движения — ОСМ Испании и Международную социали­стическую федерацию студентов только за то, что их совместно возглавляли социалисты и коммунисты, выступавшие за сотрудничество с КИМом. Все это отнюдь не способствовало консолидации антифашистских сил в молодежной среде.

    С другой стороны, огромный урон делу единства в борьбе с фашизмом нанесла сталинская политика массовых репрессий в СССР, проводившаяся в те годы. Своим леденящим крылом смерти она не только коснулась, но и накрыла в первую очередь тех коммунистов, которые имели какие бы то ни было зарубежные контакты. Так, осенью 1937 года была полностью уничтожена де­легация ВЛКСМ в Исполкоме КИМа во главе с Василием Чемодановым. Под­верглись необоснованным репрессиям и также погибли работавшие в КИМе в 20-е годы Лазарь Шацкин, Рафаэль Хитаров, Петр Петровский, Ефим Цетлин, Виссарион (Бесо) Ломинадзе, Войслав Вуйович, Милан Горкич и многие другие. Непосредственную ответственность за аресты этих преданных партии, делу коммунизма представителей ВЛКСМ в международном юношеском движении, вымышленные обвинения с применением «высшей меры социальной защиты» — расстрела несет и А. В. Косарев, в то время генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ, так же ставший жертвой сталинского террора.

    К чести отдельных лидеров СИМа следует отметить, что уже тогда они поняли всю опасность сталинских преступлений и их последствий. Первым среди них был бельгиец Фернан Годфруа, который, как только стало известно решение военной коллегии Верховного суда СССР по делу так называемого «антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра», выступил в печати, охарактеризовав это решение «ужасной ошибкой», «преступлением перед единством». В ответ Исполком КИМа и ЦК ВЛКСМ на страницах журнала «Интернационал молодежи» тут же обвинили Годфруа, своего недавнего союзника в СИМе, в том, что он якобы «фактически взял под защиту агентов германской охранки — гестапо, злейших врагов пролетарского государства, поднявших знамя борьбы за реставрацию капитализма в СССР и готовивших поражение Советского Союза на случай войны». И это после того как в Женеве только что завершил работу 1 Всемирный конгресс молодежи за мир (31 августа — 6 сентября 1936 г.) с участием представителей национальных организаций 36 стран, в том числе СССР, и 16 международных юношеских объединений различной политической ориентации.

    Такое понимание решения проблем борьбы за мир, против фашизма, имевшее место в рядах КИМа и СИМа вплоть до начала второй мировой войны, чрезвычайно ослабляло деятельность обоих Интернационалов молодежи и играло лишь на руку махровой реакции. Потребовались огромные жертвы и десятилетия поисков новых принципов взаимоотношений различных демократических сил, чтобы добиться определенного единства их действий, хотя последствия конфронтации сказываются и ныне, в том числе в молодежной среде.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


    [1] См.: Либкнехт К. Милитаризм и антимилитаризм в связи с рассмотрением интернационального движения рабочей молодежи. М., 1960.

    [2] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 16. С. 114–117.

    [3] Цит. по: Интернационал молодежи. 1922. Февраль. № 6 (18). С. 268.

    [4] Bericht uber die internationale sozialistische Jugendkonferenz abgehalten zu Wien vom 26. Bis 28. Februar 1921. Wien, 1921. S. 3–36.

    [5] Internationaler sozialistischer Jugendkongress in Hamburg vom 24. Mai bis 26. Mai 1923 : die Verhandlungen und Beschlüsse der Tagung. Berlin Sozialistischen Jugend-Internationale. S. 19–20.

    [6] Ibid. S. 49.

    [7] Ibid. S. 49–53, 56–58 u.a.

    [8] Комсомольская правда. 1925. 14 августа.

    [9] См.: Три письма. (Переписка КИМа и СИМа). М., 1926. С. 47–58.

    [10] Ollenhauer E. Reden und Aufsätze. Hannover, 1964. S. 135.

    [11] См.: Коммунистический Интернационал Молодежи за четыре года. Обзор деятельности КИМа и его секций за период между IV и V Всемирными конгрессами. М. ; Л., 1928. С. 76–78.

    [12] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 76–78.

    [13] Geschichte der deutschen Arbeiterjugendbewegung 1904–1945. S. 475.

    [14] 5 Kongress der Sozialistischen Jugend-Internationale. Verhandlungen und Beschlüsse. Troppau-Katharein, 1935. S. 50.

    [15] Al Frente. 25.07.1937; 3.10.1937.

    [16] Коминтерн, КИМ и молодежное движение (1919–1943) : Сб. док. в 2 т. М., 1977. Т. 2. С. 246.


    Зиновьев Анатолий Петрович — доктор исторических наук, профессор, лауреат премии Ленинского комсомола.

    Zinoviev Anatoly Petrovich — a Doctor of Science, professor, laureate of the Lenin Komsomol Prize.

    Публикация подготовлена в Центре исторических исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета В. К. Криворученко и Б. А. Ручкиным.

    E-mail: vk.mosgu@gmail.com

    Библиограф. описание: Зиновьев А. П. КИМ и СИМ: к истории и теории взаимоотношений [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2011. № 5 (сентябрь — октябрь). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2011/5/Zinoviev_Internationals/ (дата обращения: дд.мм.гггг).


    Категория: Наука о комсомоле | Добавил: komsomol-100 (11.11.2011)
    Просмотров: 958 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поделись с другом
    Поиск
    Вход

    Статистика

    clock counter Яндекс.Метрика
     

    Рейтинг@Mail.ru

     

     


    Copyright MyCorp © 2017