Главная| Каталог статей| Мой профиль | Регистрация| Выход | Вход
 
Пятница, 20.07.2018, 22:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Комсомол в лицах [103]
Твои герои, комсомол [20]
Наука о комсомоле [28]
Сегодняшняя молодежь. [90]
Верность традициям
Лауреаты премии ВЛКСМ [7]
Стихи о комсомоле [30]
Комсомольская летопись эпохи [65]
Интервью. воспоминания, статьи
Пионерия [40]
Имя России [11]
Послесловие к известному проекту канала "Россия"
Молодежь и культура [8]
История страны [13]
Твои люди, комсомол [9]
Прощание [2]
Великая Отечественная... [2]
Твои памятники, комсомол [6]
Наш видеозал [2]
Наш комсомол
  • ЛКСМ. Москва.

  • Ленинский Комсомол (ЛКСМ РФ) Москва

  • Ветераны комсомола

  • Не расстанусь с комсомолом. Комсомол 100.

  • История комсомола Казахстана

  • Комсомольская юность моя

  • Комсомол -100 лет. Тверь.

  • Воспитанники комсомола-Мое Отечество

  • Комсомольская юность моя (Ивановская область)

  • Комсомольская площадь (Нижний Новгород)

  • Из истории Челябинской областной организации

  • Сайт ветеранов комсомола(Омск)

  • Ветераны Ярославской области

  • Наш опрос
    Есть ли будущее у комсомола?
    Всего ответов: 925
    Друзья сайта
  • История комсомола Казахстана

  • Коллеги - педагогический  интернет-журнал

  • "Школа" - педагогический  интернет-журнал учителей СНГ

  • Великая Отечественная

  • Сайт детских домов Казахстана

  • Академия сказочных наук

  • Три столицы в лицах: Верный, Алма-Ата, Алматы - персональный сайт Владимира Проскурина

  • Наш календарь
    Облако тегов
    Cпоем, друзья!
    Главная » Статьи » Молодежь и культура

    Кино, как враг государства Окончание

    Е. ГЕРАСИМОВ: Кстати, насчет "Дом-2" я и несколько моих коллег Московской городской думы, мы подавали в федеральный суд, поскольку решение за федералами.

    К. ЛАРИНА: И что?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Вот то, о чем говорит Лена.

    К. ЛАРИНА: Давайте оставим в покое "Дом-2, потому что все-таки это не является художественным произведением совершенно точно.

    Е. ДРАПЕКО: Значит, художественные произведения. Могут ли художественные произведения быть порнографией? Могут. И у нас существует спецхран в Белых столбах в нашем фильмохранилище. У нас существует в музей специальные как бы отведенные такие части. Почему? Потому что когда не было фотографии и кинематографии, то великие художники для королей, для царей рисовали порнографию как бы в живописи. Может ли художественное произведение развращать? Может. И чем оно талантливее, тем сильней оно может развращать. Потому что талант есть только мера усиления воздействия. Если это талантливо, то это проникает в душу. А вот что именно, содержание этого произведения. Что проникает в душу. Об этом мы и должны говорить.

    К. ЛАРИНА: Вот факт биографии нашей сегодняшней гостьи Елены Григорьевны Драпеко. Если Вы помните, я напомню нашим слушателям, и присутствующим, вот в таком публичном обсуждении, депутатском запросе. Депутатский запрос, по-моему, даже составляли по поводу…

    Т. КЕОСАЯН: Вы снимались в фильме, где были очень эротические сцены.

    К. ЛАРИНА: Нет, нет, я про другое.

    Т. КЕОСАЯН: Когда Вы купаетесь в бане…

    Е. ДРАПЕКО: (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ). Если Вы воспринимаете голую натуру, как исключительно эротическую, Вам придется и Венеру Милосскую тоже одеть в трусы.

    К. ЛАРИНА: Тигран, я про другое хотела сказать.

    Т. КЕОСАЯН: Одну секунду. В начале века Моне с Олимпией и "Завтрак на траве" порнографией считалось…

    К. ЛАРИНА: Мы сейчас опять уйдем в порнографию. Все очень относительно. А вот то, чем Вы занимались, когда обсуждали оперу Десятникова и Сорокина "Дети Розенталя" в Большом театре, когда десант депутатский высадился в Большом театре…

    Е. ДРАПЕКО: Да мы ее не обсуждали. Они нас заманили обманом. Они нас так долго уговаривали прийти, а когда мы пришли, они подняли страшный крик, что депутаты хотят чего-то запретить. Но когда мы увидели их проституток на Казанском вокзале в стеганых белых галифе, или вот эти жутки ванные, совершенно неинтересно, то Никита Михалков, который не депутат, но человек уважаемый, сказал, как скучно, это же студенческий капустник 20летней давности. Поэтому это не интересно, это даже не стоит обсуждать, потому что это не талантливо. И обсуждать надо то, что талантливо, а потому может либо принести пользу, либо принести вред.

    К. ЛАРИНА: Ну, на Ваш взгляд, может быть, вы приведете пример. Что может принести вред государству, нравственности российской молодежи, на Ваш взгляд, из талантливого.

    Е. ДРАПЕКО: Ну, предположим, утверждение, что все люди – сволочи. Ну, вот все, понимаете. Что в человеке все противно…

    Т. КЕОСАЯН: А кто это утверждает?

    Е. ДРАПЕКО: Что человек родился в грехе, в грехе умрет. Вот я видела такой фильм недавно на одном кинофестивале в жюри сидела. И я молодому режиссеру говорю, он снял своих современников, родившихся с ним в один день в одном роддоме и оказалось, что все уроды, ну, все. И у всех жизнь не состоялась…

    К. ЛАРИНА: Ну, если это так, жизнь не состоялась.

    Е. ДРАПЕКО: Я говорю, понимаешь, у тебя тоже, бывает, на нижнем бюсте прыщи выскакивают. И можно тебя снять с этой точки зрения, это будет правда. Это правда. Но если мы смотрим тебе в глаза, то мы заглядываем тебе в душу, мы пытаемся понять твои мечты, твои надежды, твои сомнения, твои терзания. А если мы смотрим тебе в другое место, то мы можем увидеть там грязь, дерьмо, понимаете. И это тоже будет правда. И это взгляд художника. Куда глядит художник. Что он хочет, в чем он хочет разобраться. В физиологии или в душе?

    Т. КЕОСАЯН: В экскрементах или в мозгах.

    Е. ДРАПЕКО: Да. Вот по этому счету мы можем разбирать произведения художников. Но то, что говорят коммунисты Ленинградской области, они малость перепутали. Претензии надо предъявлять не к художникам, а к государству, которое финансирует сегодня кинематограф, и мы в 4 раза увеличили финансирование, и дальше продолжаем увеличивать финансирование на производство фильмов, потому что прокат не окупает затраты. И второе, мы должны к вещателям. К тем, кто это показывает.

    К. ЛАРИНА: К прокатчикам.

    Е. ДРАПЕКО: К прокатчикам, кто показывает, да. К телеканалам, которые сейчас самый большой кинотеатр страны – это сегодня телевидение.

    Т. КЕОСАЯН: Да, вообще, да, что мы о кино говорим, когда телевидение…

    Е. ДРАПЕКО: А он этот самый большой кинотеатр вообще никем сегодня не контролируется.

    К. ЛАРИНА: Леночка, давайте мы дадим слово коллегам.

    Е. ДРАПЕКО: Обществом никак не контролируется.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Ну, мы плавно перешли к той теме, которую я с самого начала как бы затронул о том, что отражая действительность в том виде, в котором она есть, мы еще ее все-таки и таким образом пропагандируем.

    К. ЛАРИНА: Формируем.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Формируем в сознании, особенно молодых людей. Я не буду называть картины, хотя они есть, и они на самом деле сделаны талантливыми людьми. И я участвовал в некоторых спорах. Не хочу сегодня затрагивать эту тему, раз мы говорим, в общем, хотя эти картины есть, и они талантливо сделаны. Они некоторые, очень жестко показывая одну сторону действительности, они унижают в целом и народ, в том числе. И народ постольку поскольку история она многогранней, она сложнее, и если говорить, что вот это только правда, это неправда.

    К. ЛАРИНА: А как же право художника на свободу выражения?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Мы об этом и говорим. Но мы сейчас видите, пришли с Вами к тому, что дело в том, что вот этих фильмов, которые, как художник отражает конкретную отдельную правду, которая задевает честь, совесть, сознание, понимание большого количества людей, вот этих фильмов оказалось сегодня значительно больше. Если мы говорим о телевизионной продукции, ну, я уверен, что ни Тигран, ни Лена, ни я мы в таком количестве то, что сегодня идет на телеэкране, мы это не смотрим. Это невозможно смотреть. Потому что грязнуха, порнуха, на самом деле, хорошо, ты выключил. Ну, не все же это выключают, тем более, если другого-то смотреть нечего.

    К. ЛАРИНА: Ну, хорошо. Если есть спорное кино, у нас есть замечательная передача на Первом канале – "Закрытый показ", которое глубокой ночью идет. Там как раз показывается очень спорное кино, о чем говорит Елена. Но оно же и обсуждается там.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Ну, это кино любят смотреть, и на самом деле эту передачу любят смотреть. Но в большинстве своем был тут в выходные…

    Е. ДРАПЕКО: Да, в прайм тайм.

    Т. КЕОСАЯН: Мы что всерьез говорим об одной программе, которая идет, или мы говорим о тренде, о системе.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Мы говорим о том, что идет.

    К. ЛАРИНА: Ну, подождите, вот опять хитро уходим в телевизор. Ну, понятно.

    Е. ГЕРАСИМОВ: И значит, это востребовано. А что у нас снимается многосерийный телевизионный фильм и вариант кино. И с чем мы выходим сегодня на большой экран? Вот смотрите, мы сегодня ну частично затронули три, скажем, лучших наших картины. Самые бюджетные и сделали их наши блестящие ребята-мастера. Но мы же не можем однозначно сказать сегодня о том, чтобы оно нас всех устраивало.

    К. ЛАРИНА: Ну, разное.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Да, мы спорим…

    К. ЛАРИНА: Вот Тигран, допустим, не любит Балабанова, а я люблю. Но это не значит, что Балабанова не должно быть на свете, и он не должен снимать свои картины.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Я тоже люблю Балабанова.

    К. ЛАРИНА: И что теперь? Ему-то как раз можно инкримировать как раз вот что называется очернение, унижение. Кто захочет, тот там найдет. А для меня это очень глубокое, очень личностное кино, которое обязано жить в нашей стране.

    Е. ГЕРАСИМОВ: У нас, если мы говорим в целом о, вот я могу говорить с точки зрения моих избирателей. У меня их в округе…

    К. ЛАРИНА: А почему Вы говорите с точки зрения Ваших избирателей?

    Е. ГЕРАСИМОВ: А я хочу. Я хочу, чтобы их голос тоже был услышан. Вот если говорить с точки зрения моих избирателей…

    К. ЛАРИНА: А откуда Вы знаете, что они любят, а что они не любят? Вы со всеми знакомы?

    Е. ДРАПЕКО: Он их представителей, они его выбрали, поручили ему.

    К. ЛАРИНА: Вы как Никита Михалков от имени 54 000 деятелей искусства сейчас говорите.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Михалков, может, и от них говорит, а я каждый день в неделю по несколько раз веду приемы. Я собираю людей по 1300 человек в месяц 2-3 раза и с ними общаюсь.

    К. ЛАРИНА: И что они Вам жалуются на плохое кино?

    Е. ГЕРАСИМОВ: В том числе.

    К. ЛАРИНА: Которое унижает русский народ?

    Е. ГЕРАСИМОВ: И писем, таких, как к Вам, их тоже очень много.

    К. ЛАРИНА: Жень, ну, вы серьезный человек. Вы работаете депутат Московской городской думы. Унижает народ не кино, а власть российская. Неужели это не понятно? Неужели способно кино унизить российский народ?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Власть российская…

    К. ЛАРИНА: Власть унижает народ, прежде всего. Отсутствием зарплат, низкими пенсиями, нищетой, безработицей.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Кого Вы называете властью?

    К. ЛАРИНА: Ну, как? Властные структуры, которые принимают решения в стране.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Конкретно?

    К. ЛАРИНА: Ну, что я буду говорить, ну, хорошо, назову президента, премьер-министра, который все равно в итоге за все в ответе. Правительство. Властные структуру, которые принимают решения.

    Е. ДРАПЕКО: Ну. Он иже в ответе и за то, что происходит в публичном, информационном пространстве.

    К. ЛАРИНА: Ну, так надо, прежде всего, наверное, думать о другом. Легче всего заниматься запретом на искусство.

    Е. ДРАПЕКО: Ну, у нас сегодня тема про кино. Когда мы начнем говорить о классовой борьбе, мы будем говорить о другом. Ладно?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Мы же об этом и говорим, что у нас нет запрета сегодня, нет запрета на искусство. И поэтому оно как раз в том виде выходит, в каком оно есть. И законы, которые на сегодняшний день существуют, они, между прочим, они не устраивают, не… Скажем так, мы в начале сказали, ни одну, ни другую партию. Сегодня очень сложные процессы, которые идут в целом в нашей стране. В целом в нашей стране идет ломка…

    Т. КЕОСАЯН: А когда у нас были простые процессы, Женя, скажи, пожалуйста. С Ивана Грозного, или с Калиты, когда?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Я со своей стороны внес с Госдуму, Лена знает, и у них тоже есть закон, над которым работает, об открытом конкурсе в творческих организациях. Ну, дурь. Кто это придумал. И мы все об этом говорим. Причем и обращаемся, ну, региональные депутаты не в состоянии это решить. Но мы это делаем с комитетом по культуре Госдумы. Ну, кто это придумал, проводить конкурсы в творческих организациях? Кто придумал? Кто придумал проводить конкурсы открытые, где тот, кто меньше дал, выигрывает в реставрационных работах. И много у нас очень много вот той глупости. Ее нужно нам решать.

    К. ЛАРИНА: Нужна цензура в творчестве?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Я считаю, что необходимо все-таки пусть, это, не знаю, общественное, не общественное, но уважаемые люди, которые вправе обсуждать и доносить это обсуждение до людей, это бы очень не мешало, по крайней мере, на сегодняшнем телевидении. Потому что вот назовите, а кто тогда запретит "Дом-2"?

    Т. КЕОСАЯН: Да причем тут "Дом-2"?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Так это и будет пошлость идти.

    Т. КЕОСАЯН: Нет, я, например, категорически против института, извини, Жень, института уважаемых людей, которые будут доносить свое мнение в силу того, что любого уважаемого человека можно ангажировать. Легко. И Вы это знаете, и я это знаю, и мы все это знаем.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Будем пробиваться к сознанию художника.

    Т. КЕОСАЯН: Нет, когда мы говорим про институт уважаемых людей, авторитетных людей, мы забываем о том, что существует институт закона. Мы отвыкли, и не умеем жить в законе. Закон придумайте, дорогие законодатели.

    К. ЛАРИНА: Какой ты хочешь закон?

    Т. КЕОСАЯН: Закон регламентирует…

    К. ЛАРИНА: Твою свободу, как художника.

    Т. КЕОСАЯН: Не мою свободу… Вот например, для того, чтобы воплотить свою идею, я должен на экране сжечь 12 000 детей. Не имею я права по закону показывать, конечно, муляж, это понятно, что это не дети. Но не имею я права их сжигать.

    Е. ДРАПЕКО: Ты не имеешь права даже в мультфильме это показывать.

    Т. КЕОСАЯН: понимаешь, о чем я говорю. Я говорю, вот такие вещи должны…

    К. ЛАРИНА: А если это фашистские дети?

    Т. КЕОСАЯН: А причем тут фашистские или не фашистские?

    К. ЛАРИНА: Понимаешь, какая штука. Я тут сказала про ужасную эту вещь – сжигать детей, не хочу…

    Е. ДРАПЕКО: А "Иди и смотри" Климова?

    К. ЛАРИНА: Вот я тоже вспоминаю.

    Т. КЕОСАЯН: А операция на аорте. Это Вы думаете хорошо, скажем, в 7 вечера посмотреть?

    Е. ДРАПЕКО: Так вот. Тигран, случай, что я тебе скажу, поскольку я депутат, можно мне пробиться?

    К. ЛАРИНА: Пожалуйста.

    Е. ДРАПЕКО: Нас, депутатов, не остановишь. Очень многое в нашей жизни решается экспертным путем. Т.е. только путем экспертизы, а стало быть, мнения. Есть государственная историко-культурная экспертиза, которая говорит: это является историческим художественным и потому должно сохраняться. А это не является. Это произведение является литературным произведением и романом. А это графоман написал. И поэтому не художественное произведение.

    К. ЛАРИНА: А кто это будет смотреть?

    Е. ДРАПЕКО: Это можно определить только экспертным путем. Вот сегодня существуют эксперты. Ну, есть они эти эксперты.

    Т. КЕОСАЯН: Ну, подождите, ну, вам нравится Липскеров, скажем, а Ксении не нравится.

    Е. ДРАПЕКО: Потому общество берет самых уважаемых людей, которые рискуют своим авторитетом.

    Т. КЕОСАЯН: Для Вас он уважаемый, а для меня нет. К примеру, ну, почему он уважаемый? У нас референдум, как класс отменен сейчас в государстве.

    Е. ДРАПЕКО: Но сегодня существует представительная власть. Вот нравлюсь я Вам или не нравлюсь, нравится Вам моя партия или не нравится, народ меня выбрал, и я являюсь представителем. Точно так же представителем является человек, выбранный или назначенный в счетную палату.

    К. ЛАРИНА: Лена, давайте говорить правду. Вас народ не выбирал, не надо.

    Е. ДРАПЕКО: Как?

    К. ЛАРИНА: Вас народ выбирал в то время, когда голосовали, выбирали конкретных людей. Сейчас у нас людей выбирают по спискам.

    Е. ДРАПЕКО: Конечно, поэтому за наш список, который я возглавляла, проголосовало 23% избирателей.

    К. ЛАРИНА: Откуда Вы знаете, сколько из них проголосовало лично за вас?

    Е. ДРАПЕКО: Этого я Вам не могу сказать…

    К. ЛАРИНА: В этом все дело.

    Е. ДРАПЕКО: Но поскольку я возглавляю список, я …

    Т. КЕОСАЯН: Но я уверен, что все голосовали за Лену, честно говоря. В этом списке можно только за Лену голосовать.

    Е. ДРАПЕКО: Тигран, я дорогой, я свой заработанный жизнью свой авторитет, все, и мои художественные достижения я поставила…

    К. ЛАРИНА: (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) т.е. Вы готовы лично решить вопрос: это художественное произведение, или нет?

    Е. ДРАПЕКО: Хотите, вы не любите это, возвращаться раньше. Но при советской власти, кто решал, что будет из фильмов поставлено, а что нет? Садился Герасимов, великий режиссер, садился Ростоцкий, садился, я не знаю, Донской….

    К. ЛАРИНА: Минуточку, когда судили Герасимова, или Ростоцкого, кто сидел, решал?

    Е. ДРАПЕКО: Они же и сидели….

    К. ЛАРИНА: Ничего подобного.

    Е. ДРАПЕКО: А судили не они. Была коллегия, и у каждого из членов коллегии, было имя, заработанное жизнью…

    К. ЛАРИНА: Неправда, не у каждого члена коллегии. Было масса чиновников, которые решали.

    Е. ДРАПЕКО: Чиновники были в другом месте, Вы со мной не спорьте.

    К. ЛАРИНА: Лен, мы все жили в это время.

    Е. ДРАПЕКО: А я работала в этой системе.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Все решал Герасимов.

    Е. ДРАПЕКО: Когда однажды кто-то проголосовал против Шукшина и "Калиной красной", так его поминают больше 40 лет, говорят, вот он этот великий проголосовал, чтобы не давать деньги Шукшину. Поэтому человек, который ставил подпись дать или не дать рисковал своим именем. Известным именем…

    К. ЛАРИНА: Времени мало, Лен, давайте…

    Е. ДРАПЕКО: Скажите мне, вот кто сегодня определяет политику? Кто сегодня…

    К. ЛАРИНА: А сегодня никто не решает, дать или не дать.

    Е. ДРАПЕКО: Здрасте. На каждом телевизионном канале есть директор по художественным программам, который дает фильм, заказы на фильмы. Сегодня существует в Госкино целая структура, которая дает или не дает на проекты деньги, и причем гигантские. Мы говорим сегодня о 3 миллиардах, а на будущий год о 5 миллиардах рублей. Как звать этих людей? Чем они прославились, что они сегодня принимают решения? Поэтому мы и предлагаем сделать это решение гласным. А стало быть, люди, которых мы выберем, они должны иметь имя и быть уважаемыми обществом.

    К. ЛАРИНА: Леночка, у нас мало времени, а то речь заканчивается. Давайте уже дальше пойдем. Осталось уже 4 минуты до конца. Жень, нужно возвращаться вот эту систему, которая предлагает Елена Драпеко? Комиссия, которая будетрешать дать или нее дать?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Нет, Лена предлагает не организовать комиссию. Во-первых, конечно, нужен закон. Мы понимаем, закон не какой Вы жестко поставили, закон цензуры. Нет. Закон регламентирующий, одну, другую, третью, четвертую, пятую позиции. Закон такой нужен. Но кто будет следить за этим законом. Потому что говорят: обращайтесь в суд.

    К. ЛАРИНА: Если зритель будет знать, что закон нарушен, он имеет право обратиться в суд.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Но при этом пусть будет экспертная, пусть будет эта комиссия, которая поддержит и скажет…

    Т. КЕОСАЯН: Но основываясь на законе.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Основываясь на законе экспертно, и суд пусть это будет. Но сегодня об этом почему мы все вместе об этом говорим. Потому что сегодня есть тенденция того, что не снимаются фильмы реально о замечательных российских представителях истории, культуры, меценатах настоящих, понимаете.

    К. ЛАРИНА: Должен быть государственный заказ, пожалуйста, никто его не отменяет. Очень хорошо.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Но его же нет, потому что то же самое телевидение, вот я недавно, извините, говорю о себе, но мне удалось снять фильм "Мамонтов". Я посмотрю сейчас историю его прохождения на телевидении. Удалось его показать и в Госдуме. Вы знаете, занятые люди…

    Е. ДРАПЕКО: Нам очень понравился фильм.

    К. ЛАРИНА: Потому что канал должен быть государственный лишен вот этой гонки за рейтингом.

    Т. КЕОСАЯН: Абсолютно верно.

    К. ЛАРИНА: Чтобы там не было рекламы. Тогда Ваш "Мамонтов" будет украшать национальный канал. А у нас сегодня рекламы нет только на канале "Культура".

    Е. ДРАПЕКО: А на сегодняшний день мы только деньги даем. У нас нет каналов, которые существуют без федеральных денег. Понимаете? И за свои деньги мы, как налогоплательщики, имеем право формировать политику канала. Но нам не дают, у нас нет инструмента.

    К. ЛАРИНА: А если говорить о госзаказе, почему, он в каких-то формах существует. Он существует сегодня в форме, допустим, МЧС заказывает и оплачивает целиком кино, посвященное их профессии, художественный фильм. Было такое? Было. Вот Вам Америка хваленная, не стесняется Пентагон снимать кино на свои деньги. Пожалуйста.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Простите. Но вот здесь тоже, когда есть конкретная заказуха, скажем так, от ведомства.

    Т. КЕОСАЯН: Тогда надо быть очень талантливым человеком, чтобы снять хорошо.

    Е. ГЕРАСИМОВ: Это очень трудно, потому что много консультантов, много позиций, Говорят, а вот это, понимаете хорошо, когда художник все-таки заказывает тему. А обращаться, конечно, могут.

    Т. КЕОСАЯН: Заказал и пошел в то, или иное министерство, к примеру.

    Е. ДРАПЕКО: Т.е. министерство должно быть экспертом, а не продюсером.

    Т. КЕОСАЯН: Человек снимает о спасателях, и пошел в МЧС в Шойгу.

    К. ЛАРИНА: Бывает вредное произведение искусства? Опасное?

    Т. КЕОСАЯН: На мой взгляд, да.

    К. ЛАРИНА: Женя?

    Е. ГЕРАСИМОВ: Да.

    Е. ДРАПЕКО: Да.

    К. ЛАРИНА: И что с этим делать, если Вы это признаете?

    Е. ДРАПЕКО: Государство должно поставить и общество должны поставить регулирующие заслонки. И как законом, экспертами, общественным осуждением, общественным обсуждением. Т.е. формы должны быть не просто разные, а их должно быть много. Для того чтобы было стыдно снимать безнравственные произведения, зная, что ты снял безнравственное произведение…

    К. ЛАРИНА: Нет, стыдно, сейчас ничего не стыдно.

    Е. ДРАПЕКО: Тебе твои товарищи по цеху руки не подают.

    К. ЛАРИНА: Это должно быть уголовно наказуемо. Да. Ну, сейчас нет.

    Е. ДРАПЕКО: Я это видела, как не подавали руку человеку, который получил государственную премию, а от него все отворачивались, и это было стыдно.

    К. ЛАРИНА: Сейчас нет такого. Про стыд вообще забудьте.

    Е. ДРАПЕКО: И это в наш огород камень в наш интеллигенции современной. Должны быть государственные заслонки, а стало быть, законодательство. Должно быть общественное обсуждение и должны быть каналы этого общественного обсуждения. Мы Вас благодарим за то что "Эхо Москвы" предоставило нам право поговорить на эту тему.

    К. ЛАРИНА: Спасибо. Елена Драпеко, Евгений Герасимов, и Тигран Кеосаян. Продолжим, до следующего письма коммунистов Санкт-Петербурга. Спасибо им.

    Т. КЕОСАЯН: Спасибо.
    http://echo.msk.ru:80/programs/kulshok/566409-echo/

    Категория: Молодежь и культура | Добавил: komsomol-100 (20.01.2009)
    Просмотров: 578 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поделись с другом
    Поиск
    Вход

    Статистика

    clock counter Яндекс.Метрика
     

    Рейтинг@Mail.ru

     

     


    Copyright MyCorp © 2018