Главная| | Мой профиль | Регистрация| Выход | Вход
 
Среда, 07.12.2022, 03:17
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Наш календарь [871]
Новости России [683]
Новости планеты [159]
Детские движения [180]
Студенческий строительный [51]
Великая Отечественная... [176]
Память [297]
Анкета "Не расстанусь с комсомолом" [94]
Поздравления [169]
Пионерия [104]
Юбилей комсомола [397]
Регионы [252]
Совет ветеранов [94]
История [220]
Новые книги [76]
Фалеристика [4]
Замечательные современники [70]
Целина - судьба моя [2]
К 65-летию начала освоения целины
Победа [8]
75-летию Победы в Великой Отечественной войне посвящается.
Наш комсомол
  • ЛКСМ. Москва.

  • Ленинский Комсомол (ЛКСМ РФ) Москва

  • Ветераны комсомола

  • Не расстанусь с комсомолом. Комсомол 100.

  • История комсомола Казахстана

  • Комсомольская юность моя

  • Комсомол -100 лет. Тверь.

  • Воспитанники комсомола-Мое Отечество

  • Комсомольская юность моя (Ивановская область)

  • Комсомольская площадь (Нижний Новгород)

  • Из истории Челябинской областной организации

  • Сайт ветеранов комсомола(Омск)

  • Ветераны Ярославской области

  • Наш опрос
    Есть ли будущее у комсомола?
    Всего ответов: 1178
    Вход

    Поиск
    Статистика

    clock counter Яндекс.Метрика
    Главная » 2019 » Август » 29 » ПОМНИМ Г.В. СЕМЕНОВУ - гл. редактора журналов "Комсомольская жизнь" и "Крестьяна", члена ПБ КПСС - всего год..
    ПОМНИМ Г.В. СЕМЕНОВУ - гл. редактора журналов "Комсомольская жизнь" и "Крестьяна", члена ПБ КПСС - всего год..
    17:03

    Галя Семенова  - Наша визитная карточка

    ...Пишу это текст двадцать четвертого августа... Сегодня Галин день рождения. Всегда в этот день мы перезванивались. И вот второй год  я не слышу её голоса. Захотелось как-то прикоснуться к прошлому, "расшевелить" свою память.

    Посмотрел по своим записям, порылся в записных книжках. Сколько мы знаем друг друга? С середины шестидесятых. Работали вместе в родном комсомоле. Но особенно хорошо познакомились не на родной земле, а в другой стране - в Польше. В октябре - ноябре шестьдесят шестого  года в составе Делегации ЦК ВЛКСМ  мы поехали туда на две недели  в командировку.вместе Арутюняном С.Г., Осокиным П.П и Омельчук  А.П.

    Галя Семенова была украшением нашей делегации. Красивая, элегантная, притягивающая внимание молодая женщина - наша визитная карточка. Еще тогда поразился ее умению говорить : ярко, образно, и всегда по существу . Без экзальтации и пафоса. Вопросы ставила всегда, как говорится, в точку.


    Тем более, что командировка была непростой. Поляки шли на два-три шага впереди нас касаемо демократизации общества. Страна не была однопартийной, и молодежных организаций было несколько – Союз социалистической молодежи, Союз сельской имолодежи,  харцеры, Всепольский союз молодежных организаций, различные студенческие клубы. . Особенно остро шли дискуссии  в студенческом союзе. Известно,  что студенчество в ту пору бурлило по всей Европе. Наши беседы   с этими отвязными ребятами шли постоянно, даже в местах для нас неожиданных - клубах, каких то переоборудованных подвалах, в кафешках. И конечно совсем не протокольные острые встречи со всеми лидерами названных союзов и в низовых организациях – на заводах, на судострительной верфи, в университете, в воеводствах,  в кооперативах..Куда нас только не водили..


    Вспоминаю модерновый в несколько этажей весь в стекле ресторан "Кристалл" в Познани. Поляки старались показать лучшее и новое.  И  необычное блюдо "тартар", и те кулинарные упражнения, что мы с Галей осуществляли над ним. Там же нам показывали развлекательную программу с девушками, мягко говоря, не очень одетыми. Галя, заметил, смотрела на подиум  меньше , чем на нашу наш группу ответработников из ЦК ВЛКСМ  и нашу реакцию. Нам по 28 лет, все интересно, сил на поездку и споры в девяти польских городах хватило. Чем-то эти ребята нас шокируют : здесь вполне себе норма бойфренды" и прочие вольности.


    Нам было над чем задуматься в той поездке. Гале понравился тамошний молодежный журнал . И и открывая дорогу  новому, она ввела в "Комсмольской жизни" анкетирование молодежи, привлекла  социологов, стали появляться  их статьи, что помогало   реальнее знать мнение молодых.


    Пройдя совместный курс "десантного идеологического бойца" в Польше, мы и дальше легко общались,понимая  друг друга  с полуслова ,  почти пятнадцать  лет тесно сотрудничали. Я работал тогда в  Отделе  комсомольских органов ЦК ВЛКСМ, курировал ряд областей Украины, потом сектор  Чернозёмной зоны и  Северного Кавказа .. На четыре года уезжал   в Узбекистане, и снова вернулся в Москву в ЦК. Вместе с Галей  работали в составе  Центральной ревкомисссии ВЛКСМ, где я был председателем, а она , избранная съездом  активно включилась  и в эту  специфику. Разбор писем, жалоб, проверки, оценка положения дел на местах. Постоянное  участие   в работе Бюро и Секретариата ЦК, пленумы, мероприятия, новыве инициативы – стройотряды, ударные стройки Сибири и Дальнего Востока, БАМ, комсомольские школы....Гале важно было держать руку на пульсе,  изучать  и знать мнение читателей, в том числе  и мое. Она проверяла себя и получала новую информацию. Меня же грело чувство сопричастности, был рад оказаться ее советчиком, консультантом, источником доверительной информации и автором.

    Работать с ней было легко и комфортно, в общем -   здорово ... Она хорошо понимала, что журналистика это профессия, и расчитывать на то, чтобы в каждом из шести тысяч райкомов страны трудились писатели нереально. Пусть автор будет толковым комсомольским работником, и найдется интересный опыт, а доходчиво рассказать о нем журналисты сумеют. Редакция была маленькой ( как помню, всего три комнаты), и журнал был маленьким, тоненьким, всего пятьдесят страниц. Но сделать из доклада читабельную статью, из разговора на Секретариате толковое интервью с компетентным человеком, Семенова умела. И еще у нее было маленькое хобби, она искала и умела находить интересных людей, и на её публикациях о них всегда был отблеск её личности, и я иногда безошибочно угадал, к каким материалам Галя лично приложила руку. Тогда пользовались факсом, до интернета было еще далеко. Но маленькие наши заметки она публиковала в своем журнала только в том случае, если они были в кондиции.

    Еще тогда обратил я внимание на такой штрих в портрете Гали. Чем бы она ни занималась, всегда и везде искала добрые ростки. За ней никогда не водилась отхлестать кого-то наотмашь. Она понимала : одобрение более успешный воспитатель, чем наказание.


    Прекрасное комсомольское время! Все мы полны надежд, веры, молодой энергии и дружелюбия. Что бы сегодня ни говорили оппоненты, отношения в комсомоле были сердечными. Перед и после серьезного разговора, мы, как правило, общались неформально. Из маленького  секретарского буфетика  у Зои  Федоровны можно было попросить  по чашечке кофе . Его приносили с  крохотными сушками.Если поздно вечером – бутербродик  с  кружочком чайной колбаски..   Помню, что Галя всегда просила : "Мне, пожалуйста, без сахара".  Посиделки – разговоры по текстам материала,  или обмен мненими .  Галя  была   свободно  вхожа  в кабинеты секретарей   ЦК ВЛКСМ –  Дмитрия Филиппова ,  Бориса Пуго, Владимира Григорьева  и др. ..Кстати, эти кабинеты были ближе   с залом, где заседал Секретариат или проходило Бюро.

         Борис Карлович Пуго – всегда подтянутый, дружески отзывчивый , хотя и и немного сдержанный, как и полагается прибалту , как и   Геннадий  Иванович Янаев  не прочь были отпустить и комплимент Гале, и поделиться шуткой, свежим юмором..  Оба они  - были  трудяги и много работавшие над собой  и с люди, умные и преданные  системе люди,   чистые  и бесеребрянники,  жившие  по законам комсомола, открытые  люди  Отнюдь не упыри  и не кровожадные  заговорщики, какими  порой их хотят показывать после тех трех «опереточных дней путча».  А вот что было потом  и как  трагически разваливали страну  нам не случалось с Галей говорить…Как и  о последующих после ГКЧП метаморфозах.  Но   Галя  всегда ценила  их цельные личности.. И   Бориса Пуго и  особенно  Геннадия    Янаева. Он возглавлял  перед приходом    в здание ЦК Горьковский обком комсомола. Его областная организация   была из сильных, и журнал естественно проявлял к ней интерес. Потом, уже возглавив Комитет молодежных организаций ( по сути международный отдел ЦК ВЛКСМ) Геннадий Иванович инструктировал Галю,порой не без юмора, перед зарубежными поездками. Кто тогда мог представить, какими драмами закончится жизнь наших коллег, с которыми так легко и непринужденно пили тогда мы свой кофе?


    В а  60-70-х годах  звали тогда по имени не только комсомольских начальников, но и людей, что потом останутся в истории. Владимир Васильев, Юрий Григорович - имена-легенды Большого театра, были для нас тогда просто Юра и Володя - комсомольцы, знали всех  космонавтов, звезд спорта, Лауреатов премии Ленинского комсомола  - сегодняшних метров культуры¸искусства, науки.. .Мы все тогда  были молоды., открыты....И они вместе с ровесниками и комомольцами   участвовали  во  многих  массовых акциях комсомола..

           Помню  многотысячный лагерь посланцев со всех регионов страны накануне  празднования  в 1968г.   50-летия комсомола, сто тысячный митинг на Красной  площади  и перед этим  Всесоюзное  комсомольское  собрание , прошедшее по всей стране.  Под завершение   этого  собрания  состоялась     полуторачасовая  передаче на Центральном телевидении. Все мы, в том числа Галя Семенова, прорабатывали  подготовку, проведение  и  наполнение содержанием  и освещение в прессе этого собрания, писали сценарий телепрограммы. Скажу честно, света белого наш штаб тогда не видел.

         Открывал  на телевидении передачу  Евгений Михайлович Тяжельников – первый секретарь ЦК ВЛКСМ  того  времени, сегодня сопредседатель Международного Оргкомитета «Комсомолу-100»  Мне выпала честь быть ведукщим.. Галя смотрела все это по ТВ – тогда записей не было – все шло сходу в эфир  . Без дубля. Разбирали  потом  вместе плюсы и минусы.. Ее мнение мне было очень дорого..  .Потом в журнале появилась итоговая статья. Я, как руководитель оперативного штаба,  давал цифры и факты, Галя, как всегда, пыталась оживить их нескучными и яркими словами.

          Наши будни украшали отдельные маленькие  и большие радости и встречи с уникальными людьми. Еженедельно в зале ЦК шел новый фильм, нередко и зарубежный.. На 8 марта  всем девушкам и женщинам  мы привозили с юга коробки с мимозамии и тюльпанами..Галя любила и ценила цветы и ей это очень шло..

     Как-то, после командировки на Кубу ( это было в дни 50-летия СССР) , я принес на работу две больших коробки дорогих сигар, подарок от боевых друзей Фиделя Кастро из Съерра Маэстро. . Это вместо маленьких сувенирчиков-шариковых ручек, которыми мы делились  обычно. Серьезные подарки привозить в Москву тогда не привозили…Не было принято. Да и денег то на командировочные расходы  или турпоездку  отпускалось каких- то 30-50 долларов.  В коридоре встречаю Галю, она говорит : "Все ЦК пропахло твоими сигарами, ты хоть покажи,что это." Мужскую сигару она не взяла, выбрала тонкую, женскую,и закурила.


          Мы знали, что она курит, но ей это легко прощалось, потому что как же элегантно она делала это : держала сигарету двумя пальцами, немного прищурив взгляд. Глаза её всегда казались разными, они менялись в зависимости от настроения : то были с поволокой, то ясные и сосредоточенные, а то она смотрела как-бы мимо тебя. Она легко, по товарищески протягивала руку, всегда была раскованна и мила, не из тех строгих комсомольских девушек, что со всеми на расстоянии, мол, я всего лишь товарищ по совместной борьбе. При этом над ней всегда был ореол, обозначающий границу, переступать которую никому не дано.

            В тысяча девятьсот семьдесят восьмом году судьба вновь свела нас очень близко. Мы вместе попали в Академии общественных наук при ЦК КПСС. в тот первый  спецнабор  из 50 аспирантов в Академию «нового типа» , как предполагалось, после известного постановления ЦК КПСС. Готовили серьезный   резерв на выдвижение.  Первый год мы виделись почти ежедневно, общие лекции, очень плотный график учебы, вечерние мероприятия.    Следующие два года пореже : надо было работать над диссертацией. Свою диссертацию по философии, скажу сразу, Галя защитила блестяще. Философскую кафедру она выбрала не случайно, её всегда интересовали смыслы  общества, жизни,  целей ... Блестящая библиотека Академии, где Галя проводила много времени, помогла ей в этом. И, конечно, наша профессура. Мы еще застали здесь замечательных  профессоров  старшего поколения  с необыкновенными биографиями. В том числе людей, прошедших суровую школу репрессий. Они не били себя в грудь, но в  лекциях, и в узком кругу  как бы  приоткрывали завесу, учили  думать, подвергать сомнению  известные легенды,  работать с документами, на заседаниях кафедр более критично  комментировали прошлое и настоящее страны.

         Галя много общалась и даже дружила  с признанным  философом,  профессором Момджяном  Хачик Нишановичем. Он заведывал кафедрой.  Она говорила, что он открыл ей глаза на многое,о чем в те времена думать было не принято. Как мне известно, Галя размышляла о возможности связать свою дальнейшую жизнь с этой кафедрой. Но случилась другое  -  нужент был новый  руководитель журнала  "Крестьянка". Кстати, Галю забрали в журнал прежде чем она защитила диссертацию.. С назначением откладывать не стали : такой главный редактор - тоже хорошая визитная карточка журнала.


         Мы, её одногруппники, без удивления наблюдали, как стремительно журнал рванул вверх. У изданий, как известно, облик главного редактора, потому мы как норму восприняли успех журнала, он становился все более привлекательным. Моя жена Лиля, с большим желанием подписалась на "Крестьянку" со всеми её приложениями, ждала каждый новый номер,  так и была верна ей много лет.


         Следующие  с середины 80-х годы развели нас по разным континентам, я уехал в Центральную Америку в посольство на шесть лет. У Гали, судя по редким нашим звонкам, был бурный роман с работой.

         Можно было понять  мое  и удивление, и не скрою гордость,  когда состоялось  выдвижение  Галины Владимировны   на Олимп власти -  в секретари и даже в члены ПолитБюро ЦК КПСС. В  иконостасе стариков Политбюро появилось свежее приятное  молодое лицо. Опять же подумалось о "визитной карточке" партии . Такой взлет был совсем необычен. Мне казалось , это не было  запрограммировано  или целью Галины Владимировны.  . Наша Галя не политик, она журналист. Понял – это сама  жизнь, обстоятельства, ее активная  защита интересов женщин , выдвижение и избрание народным депутатом  сами по себе  втянули её в политику. А она, наверное, согласилась, посчитав, что на Олимпе все вопросы будут решаться легче.

         Но Олимп был уже не тот. Скользкий и скользящий, дрейфующий. Настроение и дела на Родине я пытался  осмыслить  по многочисленным  ежедневным  указаниям и инструкциям из МИДа и ЦК КПСС,   уловить по сдержанным звонкам и письмам от родных и коллег. И еще по скупым доверительным беседам на берегу океана, с приезжающими в Никарагуа делегациями, со  старыми товарищами из разных мест. Кое-что прояснилось, но было тревожно  и смутно на душе и  очень напряженно с неуклонно падающей экономикой, с  очередями, митингами и беспросветностью.  Страна сползала по наклонной  плоскости и все  сильнее…В начале августа девяносто первого я получил приказ возвращаться в Москву. Полученоь назначение  на новую работу…Билет в кармане на двадцать первое августа. И тут - путч.

         Все кувырком и по российски наотмашь. Но я за океаном, а Галя в эпицентре событий! Подобное потрясение выпадает не каждому : рушится привычный мир, меняются власть и строй. Представить даже трудно, как утонченная женщина может вынести такое. В три часа дня в ЦК КПСС раздается звонок : просьба всем покинуть помещение, на сборы час времени! На рабочем столе десятки материалов, какие-то из них с грифом "секретно", как быть с ними?Галина выходит в коридор, её секретаря уже нет. Что делать теперь? Невнятица и неразбериха. Никому ни до кого нет дела. Галина с легкой сумкой, в которой чисто по женски туфли на высоком каблуке, спускается к выходу из здания. А дальше жуткий переход от подъезда через Варварку,под разнузданные крики упивающихся вседозволенностью "новых  революционеров". Что такое обезумевшая толпа, рассказать вряд ли надо. Достаточно вспомнить похожее потрясение тысяча девятьсот пятьдесят шестого года в Венгрии, когда жена нашего посла, увидев всё это, лишилась рассудка.


           Чего стоило Гале это шествие сквозь строй, известно только ей. Она не любила вспоминать об этом, но из редких её обмолвок я почувствовал, что особо болезненную реакцию вызвали оскорбления, которых она не заслужила. И правда, было кого обвинять той озверевшей толпе, кроме этой женщины, ненадолго пришедшей в ненавистной многим дом на Старой площади.

          Как многие в те годы Галина попала в жернова времени. Далее каждый действовал сообразно с собственной сутью. Кто-то демонстративно рвал партбилеты, кто-то прятал их, кто-то равнодушно впадал в  ступор, в безразличное отупение. А кто-то лихорадочно "делал бабки".

         Галина избрала другой путь.     В политику - ни ногой! Выпускала журнал, занималась книгами, но не своими.

        Я говорил ей : ты была свидетелем и участником стольких событий, оставь их в истории. Короче, надо писать воспоминания. Она отказывалась, говорила, что мемуары это не про нее. Память с ней, а дальше - жизнь. Настоящее для нее теперь значительно важнее. Допускаю также, что она не писала воспоминаний, опасаясь собственной искренности. Галина никогда не была фальшивой, и не хотела отступать от этого даже в малости.

          Или вот еще, ситуация из нетипичных : она нередко звонила мне из домов отдыха, куда переодически приезжала. Говорила названия, и я, заглядывая в интернет, видел, что чаще это не ведомственный санаторий, а обычный дом отдыха. Когда я интересовался почему, она отвечала : "Здесь проще, здесь легче дышится. И никто приставать с глупыми вопросами не будет". Что было, то прошло, и не стоит его ворошить. Меня восхищало в этой следующей её жизни спокойная отстранённость от того, что миновало.

        Со своими верными друзьями Галя связи не прерывала. Мы, комсомольское наше братство, никак не хотели принять странную формулировку все тех же разрушительных девяностых : мол, комсомол самораспустился.

          ВЛКСМ нет уже больше четверти века. А мы - есть. Существует Оргкомитет, который начиная с конца девяностых ежегодно проводит различные мероприятия в стране. Проходят юбилейные праздники-концерты в Кремлевском дворце съездов, и почти на каждом наша красавица Галя. На столетии ВЛКСМ в нынешнем году её место будет пустовать. Уверен, многие это заметят…

         Ещё чаще встречались мы нашим малым аспирантским кругом, отмечали разные события. Галя, как и во времена учебы в АОН всегда была в центре. Она обязательно входила в состав главной нашей шестерки или восьмерки, когда мы затевали какое-то новое дело. Один отвечал за организацию мероприятия, другой за финансирование, а Галя Семенова всегда за творческую часть, тут ей не было равных. Я храню и иногда перечитываю наши самодеятельные газеты, главным редактором которых была,конечно, она.

          Не забуду тост, который Галя произнесла на одном из моих дней рождений, обычном, как говорят - пролётном, не юбилейным. Начала она с притчи, сославшись на историка Флавия : Александра Македонского пригласил на пир царь Дарий, и угостил его по особому приготовленным изысканным блюдом - вареными крабами-омарами. Удивительно было то, что когда поставили блюдо перед Александром, вареные омары зашевелились. Объяснялось все очень просто : внизу был один живой, он и шевелил все блюдо. Галя сказала : "Вот в нашей жизни должен быть кто-то живой и энергичный, который может расшевелить, заставить двигаться даже вареных". И подняла  фужер за меня, назвав  таким  омаром …. Сколько раз с улыбкой я вспоминал этот тост, потому и день рождения тот запомнил.


           Поводы для веселья мы всегда находили, хотя и грустного вокруг было достаточно. Галине, понятно, было непросто, как и всякому человеку, спустившемуся с высот.

         Однажды мы минут сорок вели по телефону очень грустный разговор на бытовую тему : машиноместо, квартира. Возникли сложности. Но все, кто мог бы раньше легко помочь, отодвинулись, пропали, и будто вымерли. Она печалилась об этих паршивых людских качествах, удивлялась : как же так? Мы с ней даже вспомнили ужасную историю, происшедшую чуть раньше с большим начальником из Моссовета. Бывший председатель Мосовета,  придя на прием к какому то клерку в пенсионный отдел, умер там, ожидая очереди. Драма, понятно, но в определенной степени, в том же оскорбительном положении тогда оказались многие… Впрочем, философии наша Галя обучалась не зря, её разговоры никогда не заканчивались на миноре. К тому же она всегда умела держать лицо.

          Эту женщину я знал разной. Помню мягкую, тонкую, интеллигентную, не умеющую "послать" даже тех, кто этого явно заслуживал. Видел в качестве твердого и жесткого руководителя. Ценил интересного собеседника и журналиста.       Любил веселую, остроумную женщину, дружил с внимательным душевным человеком, умеющим поддержать в самую трудную минуту. Галя знала, и проплакала вместе со мной мою беду, когда мы потеряли старшего сына в 1994 г.       Так было и когда не стало старшего внука в 2006. Так было всегда – искренее сопереживания.сочувствие,  стремление подставить плечо, когда кто то из нас попадал в больницу или нуждался в помощи.

           Дорожу каждой страничкой в "летописи" наших отношений. Мечтаю найти с ее сыном Тимуром нашу с Галей старую фотографию. Она мне её уже приготовила , даже договаривались встретиться и посидеть вдвоем в любимом маленьком кафе на третьем этаже книжного магазина "Республика". Не случилось. А где-то в её бумагах фото лежит, наша общая фотография. Может, найдется…

       Вит Бор Арсентьев arsvb@mail.ru      

    Просмотров: 278 | Добавил: komsomol-100 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Copyright MyCorp © 2022