Главная| | Мой профиль | Регистрация| Выход | Вход
 
Пятница, 23.04.2021, 00:10
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Наш календарь [841]
Новости России [670]
Новости планеты [156]
Детские движения [174]
Студенческий строительный [50]
Великая Отечественная... [160]
Память [250]
Анкета "Не расстанусь с комсомолом" [92]
Поздравления [142]
Пионерия [32]
Юбилей комсомола [382]
Регионы [235]
Совет ветеранов [84]
История [203]
Новые книги [71]
Фалеристика [4]
Замечательные современники [58]
Целина - судьба моя [2]
К 65-летию начала освоения целины
Победа [7]
75-летию Победы в Великой Отечественной войне посвящается.
Наш комсомол
  • ЛКСМ. Москва.

  • Ленинский Комсомол (ЛКСМ РФ) Москва

  • Ветераны комсомола

  • Не расстанусь с комсомолом. Комсомол 100.

  • История комсомола Казахстана

  • Комсомольская юность моя

  • Комсомол -100 лет. Тверь.

  • Воспитанники комсомола-Мое Отечество

  • Комсомольская юность моя (Ивановская область)

  • Комсомольская площадь (Нижний Новгород)

  • Из истории Челябинской областной организации

  • Сайт ветеранов комсомола(Омск)

  • Ветераны Ярославской области

  • Наш опрос
    Есть ли будущее у комсомола?
    Всего ответов: 1130
    Вход

    Поиск
    Статистика

    clock counter Яндекс.Метрика
    Главная » 2021 » Февраль » 25 » ПАСТУХОВ БОРИС НИКОЛАЕВИЧ О СЕБЕ И ДРУзьях......
    ПАСТУХОВ БОРИС НИКОЛАЕВИЧ О СЕБЕ И ДРУзьях......
    16:15

        27 февраля     - 40 дней  как нет с нами Бориса Николаевича  Пастухова (10.10.1933-19.01.2021г)

    ...Да, последние годы  Борис Николаевич прибаливал,  но не уходил от дел. .Всегда был в работе. Очень многое сделал для   сохранения   памяти и  уважительного отношения к истории комсомола. Был одним  из  создателей  и руководителей   Общероссийской общественной организации  воспитанников,  теперь уже   в основном - ветеранов комсомола... Знаем и помним  его и  как Сопредседателя всех  Юбилейных   комсомольских оргкомитетов, начиная с 1998 г.   Он многое сделал в  комсомоле,  находясь во главе  Бауманского райкома, Московского  горкома, будучи  с 1964 по 1977 годы  вторым ,   а затем и  Первым секретарем ЦК ВЛКСМ в  1977-82г.г . С благодарностью  помним   и всегда будем  чтить ...

     Публикуем  здесь отдельные  кусочки из его жизни и работе. О себе и о товарищах..

                                                                                                                               *     *      * 

    Детство и война. Москва, первые бомбежки. Эвакуация. Папина «похоронка». Большой московский двор в  Замоскворечье. Трудное и радостное взросление, метростроевский пионерлагерь, школа, спорт, друзья.   

    Потом большая и лучшая часть моей жизни – Ленинский комсомол, которому я обязан всем – друзьями и товарищами, многих из которых уже нет на этом свете. Это было прекрасное время, в котором жили талантливые и целеустремленные люди, это было время великих свершений многомиллионного Коммунистического союза молодежи. Сколько людей, так же, как и я, могут взволнованно повторить: «Единственный друг, дорогой комсомол, ты можешь на нас положиться!»

    Часто вспоминаю слова Юрия Алексеевича Гагарина, сказанные перед его стартом в космос: «Вся жизнь моя кажется мне сейчас одним прекрасным мгновением». Вот и моя жизнь в комсомоле тоже кажется мне одним прекрасным мгновением.

    ... Беседа в генсековском кабинете Юрия Владимировича Андропова. Долгая, отеческая... «Знаешь что, Борис Николаевич, не надо тебе сейчас переходить на партийную работу. Займись какими-то интересными делами, связанными с народным хозяйством. Вот, например, мы могли бы рекомендовать тебя председателем Госкомиздата нашей страны. Там всё – идеология, книжное производство, газеты, торговля полиграфической продукцией, совершенно новый мир, как будто специально для тебя. А вот повторять путь своих предшественников, коллег по комсомолу, не советую».

    Потом... дипломатическая работа. Дания. Афганистан. Тревожные дни, когда Советская армия уже покинула Афганистан, и судьба республики висела на волоске. Небольшой, сокращенный сверх меры коллектив посольства, который старался изо всех сил. Незабываемые встречи с президентом Афганистана Наджибуллой, жизнью которого так подло и так бесчеловечно распорядились пакистанская разведка и талибы.

    Возвращение в СССР... Министерство иностранных дел, Государственная дума и, наконец, Торгово-промышленная палата…

    Что такое судьба человека?  В течение жизни я много раз задавал себе этот вопрос.

    И в каждом возрасте отвечал на него по-разному. В детстве я думал, что смысл жизни состоит в том, что я расту, становлюсь сильнее, умнее и грамотнее, и, как только стану взрослым, смогу сделать что-то большое и важное, чтобы все люди узнали обо мне.

    Ну, вот я стал почти взрослым (мне исполнилось 18 лет), и я был убежден, что наступило время великих дел.Я поспешил. Так часто бывает в молодости.

    Когда нам выдали аттестаты зрелости, группа наших ребят поехала на Бауманскую, и я с ними. Сначала зашли в строительный институт. Но там нам как-то не понравилось. До энергетического  надо было ехать на трамвае, а до Бауманского училища пешком по переулочкам – совсем недалеко. Пришли в МВТУ1. Там душевная обстановка, сплошное внимание, любезность. У кого что ни спросишь, всё объяснят, расскажут и покажут. Я решил дальше никуда не ходить. А что касается специальности, то записался на первый факультет и на первую специальность. Чего выбирать, раз первая – значит, самая лучшая. Так как у меня была серебряная медаль, то мне предстояло  пройти только собеседование.

    Хотя и про собеседование тоже ходило множество легенд.

    Вызвали меня. Зашел в кабинет. Спросили:

    – Борис Николаевич Пастухов – это вы?

    – Да, я.

    – Хотите учиться в МВТУ?

    – Хочу.

    – Вы зачислены. Желаем успеха! До свидания!

    Это был механико-технологический факультет.

    МВТУ подарило мне множество интересных людей, которых я встретил потом, когда был физоргом курса, членом бюро, заместителем секретаря комитета комсомола. Между прочим, я никогда не был первым секретарем комитета комсомола МВТУ. Считаю, что это справедливо, потому что там были люди более достойные и более сильные, чем ваш покорный слуга.

    Примером же для всех нас в те годы и потом был Николай Григорьевич Егорычев.

    Николай Григорьевич сыграл в моей жизни, как и в жизни тысяч людей, чрезвычайно важную роль. С легкой руки секретаря Бауманского райкома партии Н. Г. Егорычева, в 1958 году Бориса Пастухова, только что получившего диплом МВТУ имени Н. Э. Баумана, несмотря на его сопротивление и желание работать по распределению, избрали вторым, а затем и первым секретарем Бауманского райкома ВЛКСМ. Пройдет совсем немного времени, и секретаря, скажем скромно, не самого плохого в Москве райкома ВЛКСМ,  городской комитет партии рекомендует секретарем горкома комсомола. Все это происходило при самом непосредственном участии Николая Егорычева.

    Не могу не вспомнить и моих первых наставников, бывших первых секретарей комитета комсомола МВТУ имени Н.Э. Баумана, которых позже ждала яркая партийная и государственная судьба, и которые рано ушли из жизни. Это Вадим Иванович Тищенков  и Леонид Михайлович Терешенко. Они мне дали рекомендации в партию, чем я горжусь до сих пор. 

    После окончания МВТУ имени Н.Э. Баумана я начал работу в Бауманском райкоме комсомола.

    Очень не хотелось мне идти на эту работу.  Помнится, на бюро Бауманского райкома партии я отказывался, сколько мог, когда рассматривалось назначение меня вторым секретарем райкома комсомола. В самом начале держался я весьма независимо и, может быть, даже чуточку нахально. Но вот за длинным столом бюро райкома поднялся Александр Васильевич Афанасьев, председатель нашего Бауманского райисполкома. Огромный детина, он вышел из московских ломовых извозчиков. Ударив по столу своим могучим кулачищем, да так, что подпрыгнул не только чернильный прибор председательствующего, но и сам наш ведущий, рявкнул: «Исключить из партии этого нахального молокососа!!!» Я, естественно, дал задний ход, и утверждение состоялось.

    Началась моя райкомовская жизнь. В ней было всякое: и радости, и огорчения. Не было только равнодушия, уныния. И еще на работе в райкоме никогда не было бутылок, выпивок, сплетен за спиной. А тот памятный агитационный прием А. В. Афанасьева я и сам использовал не однажды, когда надо было «кадрить» в райком Ольгу Грекову, Валерия Жарова и некоторых других. Мы жили одной дружной семьей. Замечательные ребята Саша Набюлин – слесарь-сборщик авиационного опытного завода, Наташа Бондарчик – из работящих пионервожатых, Стас Гавриленко – инженер, Алик Алхимович – воспитатель строительного общежития, и другие, чьи имена и образы бережно хранит моя память.

    Или вот такой эпизод. 1958 год. Последнее воскресенье июня было объявлено Днем советской молодежи – крупнейший молодежный праздник в истории страны и, конечно же, каждого московского района. Мы решили удивить всех массовым шествием молодежи от райкома на Новой Басманной до стадиона «Строитель»: колонны с оркестрами, представители комсомольских организаций района с флагами, да и все желающие. Впереди колонны для участия в матче с рабочей командой района должны были идти – в спортивной форме, с медалями и значками мастеров и заслуженных мастеров спорта, – футболисты «Спартака», многие из которых совсем недавно стали олимпийскими чемпионами (в «Спартаке» их было около десятка).

    В райком комсомола были приглашены старший тренер «Спартака» Николай Петрович Старостин, капитан команды Никита Симонян и комсорг Игорь Нетто, великие имена которых до сих пор на слуху у настоящих болельщиков.

    Беседуем в райкоме, а разговор не клеится. Выходной день, лето, а тут надо идти в трусах и майках на стадион, а там еще два тайма по 45 минут после митинга гонять мячик с работягами.  Нет, это не для великих мастеров «Спартака»! Чувствую такое настроение и спрашиваю:

    – Друзья, ну, вы как?

    – Нет, мы не можем, – говорит Старостин, – у нас запланирован выезд в Красногорск – коммерческий матч, немножко заработаем и отдохнем. Где же вы были раньше?

    – Адресуйте этот вопрос к советской власти, к ЦК КПСС (это они учредили День молодежи),  – отвечаю я и обращаюсь к Нетто: –  Игорь, вот ты любишь собирать пластинки, в отличие от своего товарища по сборной Льва Яшина, который коллекционирует галстуки. Нам известно, что из каждой поездки за рубеж ты привозишь уникальные пластинки. Но, имей в виду, никакой помощи от райкома, никаких характеристик вам не будет, если вы сорвете нам праздник. Думайте, размышляйте, дорогие друзья!

    После этого короткого и бурного разговора Николай Петрович, как старейшина, самый уважаемый спартаковский деятель, говорит:

    – Ладно, мы согласны.

    И в воскресенье Новую Басманную заполонили частные автомобили «спартаковских» мастеров, в которых они переодевались из цивильных костюмов в спортивную форму. При каждом мастере был мальчик-адъютант с чемоданчиком, из которого извлекались медали, в том числе золотые чемпионские Советского Союза и Олимпийских игр. Народу на Басманной и на стадионе, понятное дело, видимо-невидимо. Первый тайм «Спартак» без труда выигрывает 3:0.

    В перерыве в раздевалке я обращаюсь к Старостину:

    – Николай Петрович, вы что, решили испортить праздник? Это же не сборная Югославии, а наша районная рабочая команда, ориентируйтесь (виноват, конечно, понимаю, что заслуживаю глубочайшего осуждения, как организатор «договорняка» – договорного матча, но ведь это было не первенство страны, а массовый молодежный праздник).

    – Ладно, сделаем все, как надо, товарищ секретарь, – пообещал Старостин.

    Матч закончился со счетом 3:3. Все были по-настоящему счастливы...

    Мы влюбились тогда в этих замечательных мастеров и хороших людей. Дружили, и сейчас дружим, с теми, кто еще на этом свете, а весь райком стал коллективным болельщиком московского «Спартака».

    Жизнь продолжается. Новая Басманная жива и никогда не будет забыта.

    Колпачный переулок, дом 5 – здесь располагался Московский горком комсомола. И это еще один узловой момент моей жизни.

    Уникальный особняк, да и само это место очень заметное – в центре Москвы, рядом Покровские ворота.

    Из этого здания вышло много известных людей, судьбами которых жизнь распорядилась весьма причудливым образом.

    Так что, когда я произношу: «Колпачный, дом пять», – столько всего поднимается в моей душе... и среди первых вспоминаю Олега Кутафина –  секретарея комитета комсомола МГУ, а позже ректора юридической академии.  Мы с ним многие годы вместе работали и дружили.

     

    Юрий Алексеевич Гагарин

    Когда я думаю о Гагарине, то сразу вижу ликующую апрельскую Москву 1961 года. В столицу после своего исторического полета – первого полета человека в космос, –  возвращается Юрий Гагарин.

    Мы с моим самым близким другом, секретарем Московского горкома комсомола Виктором Евлановым, – в толпе встречающих на Внуковском аэродроме.

    Полдень. И вот в небе появляется четырехмоторный «Ил-18» в сопровождении эскорта истребителей «МиГ».

    Самолет совершает посадку, подруливает к месту торжественной встречи. Подается трап, раскатывается красная ковровая дорожка к трибуне, где собрались руководители партии, государства, родные и близкие Юрия Алексеевича.

    Первый космонавт спускается по трапу. Уверенная быстрая походка, развивающиеся полы шинели. Бодрая музыка марша: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...». Короткий рапорт Гагарина Никите Сергеевичу Хрущеву: «...задание партии и правительства выполнено!» Объятия, поздравления, цветы.

    Выбегаем с Евлановым на стоянку к своему автомобилю и мчимся в Москву к Красной площади, где должна была проходить торжественная встреча первого космонавта Земли.

    Когда на трибуне мавзолея появляются Юрий Гагарин и руководители партии, вся площадь, переполненная людьми, взрывается бурей восторженных оваций. Даже потом, когда митинг уже завершился и почетные гости перешли в Кремлевский дворец,  народ на Красную площадь все прибывал и  прибывал.

    Московскому горкому комсомола было  поручено участвовать в охране общественного порядка. Все комсомольские оперативные отряды мобилизованы,  наши ребята на площади, и мы пытаемся как-то организовать и направить этот поток – но что тут можно сделать?! Например, с этими «сумасшедшими» студентами Московского авиационного института, в руках у которых самодельные плакаты – «Наш в космосе!», и которые  восторженно скандируют: «Гагарину –  слава!  Гагарину –  ура!»

    Мы стоим у Спасской башни, прижатые к ней, как к высокому берегу бурным потоком нескончаемой людской реки. Однако эта человеческая река не выходит из берегов порядка и придерживается какой-то внутренней дисциплины, хотя плотность толпы превосходит все, что можно себе вообразить. Пожалуй, никогда больше мне не приходилось так остро и так ярко переживать волнующее участие в великом, без всякого преувеличения, народном торжестве. Никогда потом меня не переполняло такое чувство гордости за страну, свой народ, за этого чудесного старшего лейтенанта Юрия Гагарина.

    Вот он – простой русский парень, поднявшийся в космос на крыльях своей страны, своего народа! И как же он сразу приподнял всех нас над обыденностью жизни, над привычными человеческими заботами. Все мы,  собравшиеся  тогда на Красной площади, да что там на площади, все люди нашей огромной страны чувствовали себя немного космонавтами. Это был наш общий народный праздник.

    А потом было наше общее горе...

    Ранняя весна 1968 года. Поздний вечер. Захожу в кабинет первого секретаря ЦК ВЛКСМ Павлова (замечу, одного из самых близких друзей Юрия Гагарина), Сергей Павлович взволнованно ходит по кабинету. Спрашиваю, в чем причина его тревожного настроения. Он показывает на ярко освещенные окна Центрального комитета партии, большинство из которых в такое время обычно уже темны. «Что-то произошло. Никто ничего не говорит. Произошло что-то очень плохое, неужели с Юрой... чует мое сердце!» – говорит Павлов.

    А утром радио и телевидение передали скорбную весть о гибели Ю. А. Гагарина и летчика-инструктора полковника В. С. Серегина в авиационной катастрофе во время тренировочного полета.

     

    …Зима 1964 года. Уникальная подводная лодка «Комсомолец» возвращалась из трудного похода. В Баренцевом море, совсем недалеко от родной базы, произошла беда – на лодке случился серьезный пожар. Семь молодых добровольцев шагнули в зону смертельной радиации, чтобы устранить возгорание. Ребята делали все возможное для спасения лодки, товарищей... ценой собственной жизни.

    Центральный комитет партии принял решение послать для встречи экипажа и прощания с погибшими героями члена ЦК ВЛКСМ космонавта Юрия Гагарина и секретаря ЦК Бориса Пастухова.

    Встречаемся в аэропорту «Внуково». Сильнейший снегопад. Взлетную полосу не успевают расчищать.   «Летим все равно», –  решительно произносит  Юрий Алексеевич.

    Небо над Мурманском также затянуто плотными облаками. Пурга. Гагарнин в кабине пилотов. Спокойный, уверенный. Подбадривает экипаж, который в сложнейших условиях профессионально выполняет свое дело.

    Садимся почти вслепую. И когда снежная пелена чуть-чуть уменьшается, видим, что самолет наш – рейсовый, пассажирский «Илюшин», всего несколько метров не докатился до построек в конце взлетно-посадочной полосы. Пилоты, промокая платками вспотевшие лбы, поздравляют друг друга (и нас) с удачной посадкой.

    Для Юрия Алексеевича готова расписанная по часам программа, но он просит начать с небольшого военного гарнизона неподалеку от Мурманска, где он когда-то начинал службу в морской авиации. После встречи с друзьями-однополчанами Юрий Алексеевич отправился на гарнизонное кладбище и постоял у могил своих сослуживцев, не доживших до этой встречи.

    Утром следующего дня выезжаем на базу атомных подводных лодок.

    В бухту медленно, «самым малым», как говорят моряки, входит атомная подводная лодка «Комсомолец». Флаг приспущен, что означает – на борту потери. Лодка швартуется.

    После рапортов и короткого знакомства с экипажем мы начинаем обход квартир моряков, которые погибли в этом походе. Семь встреч. Слезы, великое горе, где найти слова утешения?! Но каждый раз, заходя к очередной семье,которую постигло горе, Юрий Алексеевич находит слова, какие-то свои особые, неповторяющиеся, идущие из глубины души. Нет сомнения, что сказанное им останется в памяти и сердцах этих  людей навсегда.

    Потом начинается встреча с личным составом атомного подводного корабля, вручение переходящего Красного знамени ЦК ВЛКСМ экипажу, который завоевал его, проявив мужество и героизм. После этого –  выход в море на лодке такого же проекта, что и «Комсомолец». Погружение, плавание в подводном положении, встречи в отсеках с моряками, всплытие и возвращение на базу.

    Возвращались в Москву на самолете командующего Северным флотом, вместе с  членом военного совета, которого вызвали на совещание Генштаба. Приземляемся на знаменитом Чкаловском аэродроме, и тут Юрий Алексеевич приглашает нас с адмиралом к себе домой.

    Жил он в большом кирпичном доме гарнизона авиационной дивизии на Чкаловской. Простая удобная квартира. Теплая сердечная семейная обстановка. Валентина Ивановна Гагарина, супруга Юрия Алексеевича, радостно встречает любимого мужа и нежданно нагрянувших гостей. У отца на руках маленькая дочурка, она буквально не отходит от папы. Ей, вместе с матерью, предстоит пережить трагедию гибели отца, и она запомнится всем по фотографиям с воспалившимися бороздками от слез на щеках. (Эта удивительно похожая на своих родителей девочка получила университетское образование, превратилась в красивую молодую женщину  и стала  руководителем уникальных музеев Кремля.)

    Уже потом будет построен Звездный городок, и сколько бы  раз мне ни приходилось ехать в Щелково или в Звездный, никогда не изменяю одной традиции – всегда останавливаюсь, чтобы посмотреть на окна того самого дома, в котором  когда-то были гостями семьи Гагариных.

    Мы дома часто вспоминаем, как в комсомольскую бытность сражались по выходным дням на волейбольных или хоккейных площадках. Каким азартным, неудержимым в игре был Юрий Алексеевич, иочень  не любил проигрывать. Но если его команда выигрывала, следующую партию он играл уже за другую команду – проигравшую. Он не любил проигрывать ни в жизни, ни на работе, но и легких побед не признавал.

     Я горжусь, что моя жизнь периодически делала мне такие вот памятные подарки

     

    Сергей Павлович Павлов

    Они были большими друзьями с Юрием Алексеевичем Гагариным. Этой дружбе можно было радостно удивляться или завидовать.

    Два настоящих мужика, оба «русаки» – один смоленский, другой тверской. Оба открытые, увлекающиеся люди, жадные до жизни во всех ее проявлениях.

    Оба сравнительно рано ушли из жизни, как будто одному без другого было тоскливо на этом свете.

    Я рассматривал Сергея Павловича Павлова как бы снизу вверх, как первый секретарь Московского горкома – первого секретаря ЦК ВЛКСМ, и

    «немного сбоку», когда сам был избран секретарем ЦК комсомола.

    Это была крупная, яркая фигура, самородок, настоящая глыба.

    Родом Сергей Павлович из Ржева, из простой трудовой семьи.

    Сергей не имел высшего образования – его, студента института физкультуры, избрали секретарем Красногвардейского РК ВЛКСМ,  – но обладал широкими знаниями. Меня всегда поражали в нем природный ум, редкостная интуиция и работоспособность. Он был человеком твердого характера, не терпящим лжи, всякого рода «заспинных» разговоров. 

    Помнится, как ответорганизатор ЦК ВЛКСМ, назовем его К., отвечавший за Москву, наплел обо мне всякой всячины (нехорошей) Павлову. Тот вызвал в свой кабинет меня и этого К. Посадил друг против друга и жестко предложил К. повторить, глядя мне в глаза, всё, что он наговорил прежде.

    К. смутился, покраснел, невнятно пробормотал, что его неправильно поняли, и с позором удалился.

    – Ну, как вам этот урок? – спросил меня Павлов.

    – Сильно, – ответил я искренне.

    Этот урок мне, да и тому же К. пошел впрок на всю оставшуюся жизнь.

    Сергей Павлович, надо признать, был личностью весьма противоречивой. Его природный ум, талант, обаяние подчас уживались с так не свойственными комсомольскому активу проявлениями барственности, высокомерия. Может быть, у провинциального «мальца», полуголодного студента ГЦОЛИФКа из общежития, слегка кружилась голова от высокой должности, от общения с «великими мира сего». Вредное влияние на него «высоких начальственных бар», как мне кажется, было очевидным. Да и рядом порой не оказывалось людей, которые могли бы одернуть, поправить его.

    Однако положительного в нем было, конечно же,  больше. Он увлеченно читал, многое знал и помнил. Общение с интересными людьми, которое давал каждому из нас комсомол, умножало его знания.

    Сергей Павлович был чрезвычайно азартным, заводным и любил верховодить. Совершенно не мог (как и его друг Юрий Гагарин) уступать кому-либо на волейбольной площадке,  в бильярдной, да и в жизни вообще. Чувство высокого достоинства никогда не оставляло его. В поведении, в разговорах перед начальством держался спокойно, уверенно. В этом мне приходилось убеждаться не однажды.

                                                                     *     *     * 

    .....

    Ничего не вычеркнешь из своей жизни, из жизни своего государства. Греет это душу или нет, но это наша история. Мы, сегодняшние, все вышли оттуда.

    Для многих миллионов людей, которые прошли через комсомол, он был стартовой площадкой в большую жизнь.

    Но чувство неудовлетворенности не оставляет. О многих и многих я все-таки не успел написать...

    Валерий Белянинов, Леня Караев – друзья мои с детства и на всю жизнь.

    Иосиф Кобзон, Виктор и Галина Беседины – без которых не будет полон мой театральный роман.

    Комсомольские друзья и товарищи теперь уже до конца моих дней: Аркадий Сосин, Людмила Швецова, Рахман Везиров, Тамара Куценко, Жиули Шартава, Игорь Ильинский, Володя Ситцов, Альберт Лиханов, Виталий Игнатенко, Гриша Зайцев – да всех и не назвать.

    Мидовцы: Б. Н. Чаплин, С. А. Рябков, И. С. Савольский, А. А. Куприянов, Ю. А. Прошин, А. Е. Сафонов, В. Г. Комплектов.

    Афганцы: Саша Катенев – он был первым президентом Союза воинов-афганцев, Геннадий Елисеев, Левон Саакян, Виталий Малахов и многие другие.

    Живу надеждой, что этот мой опыт воспоминаний будет поддержан, и с книжных страниц еще шагнут к читателям те, кому я обязан всем добрым, что было в моей жизни.

    ..............................................

    После комсомола:  Председатель Государственного комитета СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли 

    Чрезвычайный и полномочный посол СССР,   Первый заместитель Министра иностранных дел РФ.Министр Российской Федерации по делам СНГ

    Депутат Государственной Думы Российской федерации,  председатель одного из комитетов Государственной Думы

    Старший вице-президент  Торгово-промышленной палаты  РФ

    Категория: Память | Просмотров: 42 | Добавил: komsomol-100 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 1
    0
    1 komsomol-100   [Материал]
    27 февраля - 40 дней, как нас покинул навсегда Борис Николаевич Пастухов...ПОМНИМ И ЧТИМ..

    Эти стихи еще на Юбилей Бориса Николаевича Пастухова написал узбекский поэт , секретарь ЦК ЛКСМ Узбекистана 70-х годоа Аъллохон Ходжаев. . * * *
    В семье военных был рождён мальчишка –В ХХ веке, в 33-й год.Был любознателен, читал запоем книжки,и технику любил, и разноликий спорт.Училище закончил – Бауманку,стал инженером, получил диплом,но навсегда пришлось тащить другую лямку –служить Отчизне сердцем и умом.Он в 25 был признан в комсомоле –В столице оказался нужным всем.Затем вкусил ответственную долю –Стать Лидером в ЦК ВЛКСМ.Полезен очень был в Госкомиздате,Затем Послом он в Дании служил,В Кабуле в те трагические датыС живым ещё Наджибуллой дружил.Опять в столице – в МИДовских вершинах,Министром по проблемам СНГ.Судьбы игру воспринимал мужчиной –и в Думском депутатском очаге.В парламентском Союзе с Беларусью,В абхазском треволненье – тяжкий груз.Он защищал упорно, хоть и с грустью,России интересов внешних узы.Прагматик, видел пользу он в торговле, – в торгпромпалате вице-президент, - Трудился с пользой под желанной кровлей, Что дал ему Международный торг.центр.Принципиален он в своих пристрастьях – Андропова почти боготворит, он не кривил душой во имя власти, и до сих пор Егорычева чтит.Он обожает Тютчева и Бэллу- «Друзей своих прекрасные черты». Недаром вызывает зависть «белую» Семейный с Жанной образец четы.У них две дочери, ну и, конечно, внуки – Они их воплощенье и мечты. Росли они под Пахмутовой звуки, Как символ доброты и чистоты.Большая жизнь. Но прожита красиво, он уважаем был всегда, при всех… Так скажем же, совсем не льстиво, - он справедливо заслужил успех!Желаю старшему по возрасту собрату – с прекрасным, гордым именем Борис, чтобы, подобно Комсомолу, дату
    в 100 лет отметил он, как лучший приз!

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Copyright MyCorp © 2021