Главная| Дневник| Мой профиль | Регистрация| Выход | Вход
 
Среда, 13.12.2017, 21:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Как молоды мы были... [44]
Воспоминания ветеранов комсомола
Байки о комсомоле [4]
Наш комсомол
  • ЛКСМ. Москва.

  • Ленинский Комсомол (ЛКСМ РФ) Москва

  • Ветераны комсомола

  • Не расстанусь с комсомолом. Комсомол 100.

  • История комсомола Казахстана

  • Комсомольская юность моя

  • Комсомол -100 лет. Тверь.

  • Воспитанники комсомола-Мое Отечество

  • Комсомольская юность моя (Ивановская область)

  • Комсомольская площадь (Нижний Новгород)

  • Из истории Челябинской областной организации

  • Сайт ветеранов комсомола(Омск)

  • Ветераны Ярославской области

  • Наш опрос
    Есть ли будущее у комсомола?
    Всего ответов: 852
    Календарь
    «  Март 2015  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031
    Друзья сайта
  • История комсомола Казахстана

  • Коллеги - педагогический  интернет-журнал

  • "Школа" - педагогический  интернет-журнал учителей СНГ

  • Великая Отечественная

  • Сайт детских домов Казахстана

  • Академия сказочных наук

  • Три столицы в лицах: Верный, Алма-Ата, Алматы - персональный сайт Владимира Проскурина

  • Наш календарь
    Облако тегов
    Cпоем, друзья!
    Главная » 2015 » Март » 14 » Новосибирск: Ветераны комсомола вспоминают немало комсомольских историй..
    Новосибирск: Ветераны комсомола вспоминают немало комсомольских историй..
    13:44

     В канун  каждой годовщины  Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодежи бизнесмены, чиновники и политики с удовольствием рассказывают байки о своей райкомовско-горкомовско-обкомовской молодости

    ВЛКСМ — Венчурно- Самостоятельной Лизинговая Компания Молодежи

     

    ВЛКСМ — Венчурно- Самостоятельной Лизинговая Компания Молодежи
     
    Ольга Тучина: Рояль 
    в кустах, голуби-алкоголики и «бомба» под трибуной

    ОЛЬГА Тучина, исполнительный директор «Клуба 29 октября» в   Новосибирске, помнит немало интересных и веселых историй, неожиданных ситуаций, связанных с деятельностью в обкоме ВЛКСМ, где она была секретарем по работе с учащейся молодежью и председателем областной пионерской организации (1979–1981 годы). А некоторые эпизоды Ольга Васильевна находит особенно забавными. На что только ни шли комсомольцы, чтобы их праздники стали запоминающимися. Вот и запомнились они Ольге Тучиной… на всю жизнь.
    — Есть такое выражение, «рояль в кустах»… Но кто-то его хоть раз видел, этот рояль? А мои товарищи по комсомолу видели воочию! У нас была такая традиция: каждый год проводились спартакиады комсомольского актива. И каждый раз участники конкурсов пускались кто во что горазд, лишь бы победить. По спортивной части — это само собой. Но были еще и выступления художественной самодеятельности, конкурсы розыгрышей, баек, прибауток и т. д. И весь комсомольский актив того времени помнит, какой фурор однажды произвело появление солидных размеров музыкального инструмента на спартакиаде актива.
    Был такой Саша Шохов, секретарь Дзержинского райкома комсомола. Его район вырвался вперед за счет Сашиной экстраординарной выдумки. Нанял ли, договорился ли он с крановщиком, этого уж я не знаю, но однажды к многоэтажному дому Саши подъехал башенный кран, и эта гигантская машина… почти что с небес на землю, прямо из Сашиной квартиры, перенесла по воздуху его собственный рояль. Затем рояль оказался на спартакиаде и был спрятан… Конечно, в кустах! Его надежно закамуфлировали, а когда начался конкурс, в нужный момент под дружные аплодисменты и восхищенные возгласы инструмент предъявили публике. Уж как там они на нем играли, но свое первое место ребята получили.
    Еще вспоминается наше геройство с инструктором горкома партии Геннадием Васильевичем Борисовым, к сожалению, ныне покойным. Сейчас фейерверки, петарды только ленивый не зажигает — на дни рождения, свадьбы, разводы, по случаю каких угодно дат и событий. А тогда, когда праздновали 60-летие Всесоюзной пионерской организации, огненные шоу — это было зрелище редкое. Праздник мы проводили в ледовом дворце спорта «Сибирь». Но какое же пионерское мероприятие без костра! Нам во что бы то ни стало требовалось зажечь костер! А там лед… Лед и пламя, что называется. Но мы все придумали: и газовую горелку, и как будет поступать топливо к «костру». Вот только пожарные закапризничали. Потом решили с нас взять расписку, говорят, под вашу личную ответственность. Но мы же не герой Александр Матросов, в конце концов… И предложили: «А мы над этой горелкой сделаем трибуну, на втором ярусе будем произносить речи, в то время как внизу будут стоять баллоны с газом. Вот так «амбразуру» эту и закрыли. И все начальство стояло на этой трибуне, не подозревая, что внизу — сжиженный газ. Кроме нас с Геннадием Васильевичем, разумеется. Реальной опасности никакой особо не было, думаю, к баллонам посторонних не пускали, но все же сейчас бы на такое я не осмелилась. И мне до сих пор странно, что гарантию безопасности просили дать те, кто сам обязан ее выдавать… А костер, как и полагается, был большой и красивый, располагался он посередине ледовой арены, и всем его было хорошо видно. 
    А вот еще был случай… совсем смешной. В 80-е годы мы часто проводили разные мероприятия на стадионе. «Дед Казарновский» — все так его и звали, дед, — был режиссером. И по его замыслу, по сценарию, в конце очередного мероприятия мы должны были выпускать из рук голубей. Легко сказать… А где их взять? Да еще домашних, прирученных? Не так много и голубятен в городе осталось к тому времени.
    Короче, горкомовские ребята решили, что далеко ходить? Горком рядом с оперным театром, поймаем птиц тут же, неподалеку, в центре их много. Но как их поймаешь? Они не даются! Тогда кого-то осенило… хлебный мякиш в водочку — и голубочков накормим! Голубочки отведали лакомства, опьянели и лежат рядком, спят. Осталось их только собрать. Опять же, куда деть-то на время, до запуска в виде символа мира? Ага, отнесем в кабинет к Владимиру Шамову, первому секретарю обкома комсомола. Можно себе представить, что было с этим кабинетом, с бумагами и флагами на утро! И остается догадываться, какие выражения слетели с уст доселе ничего не подозревающего Владимира Шамова, который пришел утром в свой кабинет. Но мероприятие состоялось! Голуби, отлежавшись чуток в кабинете секретаря обкома, оклемались и, как по команде, в нужный момент под занавес действия взлетели. Все они остались живы-здоровы, значит, с дозой массовики-затейники угадали!
     
    ВЛКСМ — Венчурно- Самостоятельной Лизинговая Компания Молодежи

    Александр Дугинов: Сизиф 
    бы опустил руки, или Как я возводил «очко» на 500 мест…

    АЛЕКСАНДР Дугинов, зам. начальника управления Муниципального банка, никогда не боялся черной работы. Если это диктовали жизненные обстоятельства или требовал комсомольский долг… После обкома комсомола, где он работал в отделе массовой и спортивной работы, Александр Петрович аж 29 лет проработал в «Спутнике». Сказали «Надо!» — и он честно выполнял приказ. Это сейчас говорят «компания», «турфирма», а раньше «Спутник» составной частью входил в комсомольскую иерархию. И, кроме замечательных поездок, которым все вокруг завидовали, «Спутник» нагружал своих комсомольцев «саночками», возить которые тоже приходилось исправно.
    — 1975-й. В Горную Шорию ходил тогда уже, по выходным дням, туристический поезд. Вернее, их было два, наш, «спутниковский», молодежный, и бюро путешествий. Люди выезжали покататься в горы на лыжах, отдохнуть. Станция, которая мне потом долго снилась ночами, называлась «Лужба». Ветераны — я имею в виду всех жителей Новосибирска, которым сейчас за 40, — поездили туда достаточно. Это потом, спустя годы, много мест появилось подобного плана, а тогда такой маршрут был единственным… 
    Понятно, что когда на природу приезжают сразу полтысячи человек, им требуется кое-какая «инфраструктура». Не под открытым же небом, извините… Стало быть, в вечной мерзлоте надо делать «санузлы». Не пяти звезд удобства, но все же… Вот только моим комсомольским поручением было совсем не строительство туалетов. Поручили мне другое — поехать на место и рассчитаться с рабочими, которые должны были к моему приезду «самое важное место» на стоянке поезда давно закончить. 
    Итак, отправился я с миссией в Горную Шорию, как помнится, в конце октября, а попал… на праздник 7 ноября. Думаю, объяснять никому не надо, что там, в тайге, творилось и как такой замечательный всенародный праздник, как 7 ноября, местные жители отмечали. «Завербованные» нами «строители», местный контингент, — вразнос пошли. Начали они загодя, 25 октября. Новый стиль со старым, видать, перепутали.
    Так что приехал — никаким туалетом там и не пахнет. Ни в прямом, ни в переносном смысле. Запах, любой, я бы легче пережил. Но, кроме «памятного камня» в том месте, где должно было стоять известное сооружение, ничего не наблюдалось. Причем камень этот был просто выступом горы. Почва там каменистая, долбить ее одно наказание. А надо было срочно выкопать огромную яму в этом месте — размером 2 на 8 метров. И глубиной 2 метра. Тридцать два кубометра скальной породы вынуть! В одиночку! Туалет-то для всего поезда!
    Ну и пришлось упираться. Место, ко всему прочему, на склоне горы. С утра вставал — первым делом вычерпывал воду из ямы, она за ночь заполнялась чуть не до краев. Буквально считал! Тысяча ведер! Едва успеешь откопать, — после обеда вода опять заливает. Сизифов труд!
    Так и копал, копал... Один. Тайга вокруг. Снег уже выпал. Поезд должен прибыть на следующие выходные после 7 ноября…
    Одно было мне тогда наградой. Успел. Лыжники о том, что они посещают монумент моего трудового героизма, потом и не подозревали!
    ВЛКСМ — Венчурно- Самостоятельной Лизинговая Компания Молодежи
     
    Сергей Алексеев: 
    Олег Иванов выстукивал комсомольский 
    марш прямо на моем стуле

    СЕРГЕЙ Ревмирович Алексеев, генеральный директор «Неоком-сервис», после окончания пединститута уехал по распределению работать в сельскую школу, в Черепановский район. Преподавал там русский язык и литературу и был членом Черепановского райкома комсомола… Сейчас он хорошо известен как вдохновитель и организатор Катуньского фестиваля авторской песни. Алексеев, по его словам, — за поэзию в авторской песне. Да и в любой другой тоже. А также — за хорошую музыку. И вспоминает, как однажды присутствовал при таинстве рождения песни комсомольской. Наверное, она выдавала себя специфическим ритмом, пробивающимся из-под… ноги знаменитого в СССР композитора-песенника. 
    — В 1981 году меня выбрали делегатом отчетно-выборной комсомольской конференции. По росту, по весу и по социальному положению — директор школы — я как раз подходил. В президиуме сидел такой внушительный. А сзади меня расположился композитор Олег Иванов, который десять часов подряд высекал ногой из моего стула одному ему ведомые ритмы. Я много раз оборачивался к нему и просил: «Ну что ты, в самом деле, парень, придержи ногу-то!» А он меня, похоже, не слышал, не видел, увлеченно продолжал колотить ногой и еще рукой пытался по спинке стула что-то иногда настукивать. Видимо, вторую партию. 
    Я так и не узнал, что же он в муках тогда производил на свет, какое музыкальное произведение. Была ли это его очередная комсомольская песня или, возможно, жизнеутверждающий марш, на что было очень похоже. Или, чем черт не шутит, рождался ремикс самой известной его песни, в которой поется про «хлеба краюшку и ту пополам». Песня «Товарищ», гимн молодежи 70-х. Но, говорят, скоро Олег Иванов, лауреат премии Ленинского комсомола, заслуженный деятель искусств России, собирается к нам в Новосибирск. Вот и спросим… Вдруг он тоже эту вдохновляющую на творчество комсомольскую конференцию запомнил?

     
    Андрей Кикеля: Снимите 
    с пальца печатку — 
    и будет вам счастье

    АНДРЕЙ Брониславович Кикеля, финансовый директор компании «АСТиВ», работал и секретарем горкома, и первым секретарем Центрального райкома комсомола. А началось все… С невероятной ситуации, можно сказать, почти мистической, по его собственным словам, «прикольной», когда Андрею предсказали его будущее. И кто? Не гадалка какая-нибудь, не цыганка на базаре, а вполне вменяемый человек, атеист и к тому же… инструктор райкома комсомола!
    —Желание примкнуть к стройным рядам комсомола выросло у меня — и мне совсем не стыдно в этом признаться — из желания карьерного роста, в хорошем смысле этого слова. Если говорить по-честному, все понимают, зачем это делалось. Молодые люди руководствовались не только лозунгом: «Не расстанусь с комсомолом — буду вечно молодым». Какой-то здоровый прагматизм у всех присутствовал. И вот когда я выбрал себе этот жизненный путь, поставив перед собой определенную задачу — через общественную работу двигаться дальше, дальше и дальше, — я пошел в Центральный райком комсомола. Там и состоялась моя встреча с человеком, который принял меня в райкоме в самый первый раз, когда я пришел устраиваться на освобожденную комсомольскую работу. И очень при этом удивил. 
    В Центральном райкоме комсомола, в организационном отделе, на тот момент работал инструктором, на мой взгляд, очень грамотный человек — Олег Анохин. Это был 1985 год. Я не знал, на какую работу меня определят, просто хотел, искренне хотел работать в комсомоле. А первым секретарем Центрального райкома комсомола была тогда Наталья Алексеева…
    С Олегом Анохиным мы вышли покурить — я после армии, после срочной службы, кандидат в члены КПСС… Олег был интересный человек. Он и сейчас интересный, а тогда… Прочитал анкету, которую я заполнил, и вынес вердикт: «Первое — я вам вот что скажу, вы снимите с пальца вашу огромную печатку, когда пойдете консультироваться, не вяжется. А второе — если все пойдет так, как вы пишете в анкете, то пройдет время, и вы будете первым секретарем этого райкома комсомола».
    Честно говоря, у меня даже мыслей таких тогда не было. Я, конечно, мечтал, в глубине души надеялся, но всерьез предположить, что предсказание этого человека сбудется, не мог при всем моем желании. А Олег оказался провидцем! До сих пор поражаюсь, сам уже пройдя через огонь и воду, через кадровые вопросы, как он смог, пообщавшись со мной каких-то пять минут, предсказать мою дальнейшую судьбу?
    Так что в моей комсомольской биографии такой факт присутствует: мне предсказали будущее. Этот эпизод я отчетливо помню.
    Понятно, что сначала я работал в райкоме комсомола инструктором, потом заместителем заведующего отдела в горкоме, далее стал заведующим идеологического отдела горкома комсомола (по-другому он назывался отделом пропаганды и агитации) и наконец был избран на альтернативной основе первым секретарем Центрального райкома комсомола. Все, как сказал Олег Анохин. Пророк — не пророк, запрограммировал он меня — не запрограммировал… Но это произошло. 

     
    Евгений Нудненко: Три дня ели одну рыбешку без соли, но сено заготовили!

    ДЕТСТВО Евгения Прокопьевича Нудненко, инженера компании ООО «Транскомплектэнерго», прошло в деревне Колбаса Кыштовского района. В комсомол его приняли в 1951-м, досрочно, когда ему еще не было 14 лет. Было за что, парень отличился. А в 1952-м Новосибирский обком комсомола уже наградил его за работу с пионерским отрядом. Потом комсомолец Нудненко поступил в Томский железнодорожный институт, был там членом бюро факультета, зам. секретаря комитета института, членом Томского обкома комсомола. Уже в Красноярском крае являлся членом райкома комсомола, был избран секретарем комсомольской организации отделения железной дороги… Биография, одним словом, насыщенная, и вспомнить из комсомольских времен есть что.
    — Раньше «патриотизм» — это не просто слово было. Когда я учился в институте, нас десантировали на луга, на сельхозработы. Мы должны были сено косить. А провизию нам… не доставили. (Только по Оби, на катере и можно было завезти туда продукты.) И связи никакой не было, это сейчас мобильники. Так вот мы три дня перебивались как могли, но дело свое делали!
    Пропитание, хоть и скудное, добыли сами. Где-то какую-то длинную камышинку нашли для удилища, нитку вместо лески, червей накопали — и наловили рыбешки. Получилось! Варили, как есть, без соли, и ели. И работали! Но был среди нас один, «паршивая овца в стаде», — он забастовал. «Не пойду на работу — и все, — говорит, — пока меня не накормят!» Но мы его переломили. Накормили этой же рыбой без соли, которую сами ели, и вместе пошли дальше сено заготавливать. Траву косить. Причем косили вручную, косами — литовками, как они назывались по-деревенски. Так что, когда говорят, чтобы узнать кого-то, надо вместе с ним пуд соли съесть, это неправда. Мы и без соли разобрались, кто есть кто и кто как работает.
    Уже потом, через три дня, к нам приехали по поводу этой ситуации и секретарь райкома комсомола, и секретарь райкома партии — и настроение наше прочувствовать, и извинения принести, что нас так долго не кормили. Ведь, в принципе, мы могли собраться тогда и уехать. Представьте себе, трое суток без еды… Но какой итог был! Мы не только не бросили работу — нас посылали на 40 дней, а мы выполнили весь объем работ гораздо раньше, за 26. Еще и 14 дней к каникулам сэкономили. Такой у нас был моральный дух и настрой. После этого нашу группу наградили Похвальным листом райкома партии и каждого еще индивидуально. И статья вышла в газете «Молодой ленинец», которая называлась «Студенты — не белоручки». До сих пор ее храню!
    Или вот еще был случай. Нас отправляли на уборку урожая в Красноярский край, недалеко от Саяно-Шушенской ГЭС. Направление выдал ЦК комсомола. Всего, ни много ни мало, послали туда 1200 студентов из разных вузов и разных городов страны: и Москвы, и Горького, и Свердловска… Мы, 100 человек нашего института, удостоились чести принять на вечное хранение знамя райкома комсомола за ударную работу. А работали так. Пока роса не упала, комбайн работает — мы тоже. Потом на землю, которая за день чуть прогрелась, солому бросишь, часа три поспишь — опять за дело. Опять же народное выражение «соломку подстелить». Но мы ее стелили не из-за предусмотрительности, а чтобы чуток вздремнуть на уборочной, между трудовыми вахтами.
    Отдыхать тоже умели. Прямо у себя в общежитии устраивали и конкурсы, и викторины, и концерты самодеятельные. И в самом институте художественная самодеятельность сильная была. Я всегда на таких концертах читал со сцены стихи, прозу: Симонова, Маяковского, Твардовского… Строки Лебедева-Кумача про комсомольский билет до сих пор помню: «Комсомольский билет, комсомольский билет, / Ты у сердца согрет молодого, / Там, где спрятан заветный девичий портрет / Да от матери нежное слово». 

     

    Михаил Невмовенко: Буланкин тогда еще ездил на велосипеде и при случае лазил в окно…
    ВЛКСМ — Венчурно- Самостоятельной Лизинговая Компания Молодежи

    МИХАИЛ Невмовенко сейчас является исполнительным директором Сибирской ассоциации автомобильных дилеров. Когда учился — а школу заканчивал в Венгрии, — он был секретарем комсомольской организации школы. Потом переехал в Новосибирск и после окончания НЭТИ стал освобожденным комсомольским работником. Поэтому о комсомольских буднях, поручениях и… проделках ему тоже есть что вспомнить…
    — В комсомоле я был на уровне функционера, секретаря райкома в 80-е. Работали мы под присмотром партии, особых вывертов себе не позволяли. Деятельность наша была довольно формализованной, но некоторые истории мне все же запомнились. Впечатлили.
    Коньком в работе Октябрьского райкома комсомола, где я работал секретарем, была военно-воспитательная работа. Октябрьский район отличался «военно-учебно-школьным» направлением. Мы здорово сотрудничали с военными, с нашим соединением. А «Зарницы» проводили самые лучшие в городе. Ира Морозова, помню, в этом участвовала, сейчас директор «Авторадио», тогда она была секретарем райкома по учащейся молодежи. А новосибирский шоумен Виктор Буланкин, недавно еще тоже президент «Авторадио», в то время служил в театре «Глобус», тогда он назывался ТЮЗ, актером. И был в театре секретарем комсомольской организации. Хорошо помню, что к нам в райком он приезжал на велосипеде, который являлся предметом его гордости. Это он гораздо позже стал ездить на иномарках. К тому же по Кирова от театра до райкома и недалеко было! Можно и на велосипеде! Мы находились на улице Сакко и Ванцетти, 33, рядом был Дом пионеров, перестроенный впоследствии во Внешторгбанк. Буланкин оставлял велосипед под нашим окном, чтобы тот находился в поле его зрения, и на первый этаж райкома, на все наши сборища, попадал своеобразным способом — не через дверь, а прямо через это окно. Залезал и вливался в дружную компанию. Потом также через окно «уходил».
    Пресловутый фильм «ЧП районного масштаба», который сформировал образ работника райкома — девки, баня и все прочее, не скажу, чтобы совсем не соответствовал действительности, но большая часть там подтасованного и надуманного. У тех, кто этот фильм снимал в 1988 году, комсомола уже, собственно, не было. А мы жили совсем по-другому. У нас, у большинства, были идеалы, что бы об этом потом ни говорили. Мы, во всяком случае, наш район, сильны были комсомольско-молодежными бригадами — на «Северянке», на заводе «Электросигнал», заводе радиодеталей… Над каждым трудным подростком, который состоял на учете в милиции, брали шефство. Проводили состязания «Кожаный мяч», «Золотая шайба»… 
    Но и дух бунтарства тоже в нас, комсомольцах 80-х, сидел. Особенно в преддверии перестройки всем хотелось проявить себя. Что и сделали однажды студенты архитектурного факультета Сибстрина. В разгар борьбы с пьянством они собрались пройти маршем, вернее, демаршем, по улице Кирова в центр города. Слепили картонный гроб с «алкоголиком» — из гроба свешивались рука, сжимающая горлышко бутылки, нога. Некоторые несли плакаты с лозунгами, что-то вроде: «Позор пьяницам и дебоширам!» Речевки заготовили. Тема вроде правильная, бороться с пьянством — полезное дело. Но в советские времена все демонстрации должны были быть согласованы. А здесь — полный произвол, самодеятельность в наихудшем варианте. Налицо волюнтаристский душок у этого митинга. И вот мне звонят из обкома партии, мимо которого собирались пройти демонстранты, и говорят: «Делай что хочешь, но останови это безобразие!» Действительно форма неожиданная, если не сказать, провокационная. Я решил руководствоваться принципом: «Хочешь на что-то повлиять — прими участие, присоединись!» И встал в строй демонстрантов, чтобы как-то их обуздать и чтобы студенческая толпа не добралась до центра города. Где-то в районе ТЮЗа волна демонстрации действительно утратила силу и стала рассеиваться, хочется думать, не без моих усилий. Хотя горячие головы в сквере Героев Революции пикет свой пытались продолжить.
    Мне потом здорово попало за этот митинг, даже наложили взыскание, вскоре его, правда, сняли, но впечатлений, как мы торжественно шествовали за гробом с алкоголиком вперед и вперед по улице Кирова — мимо обкома партии, что было равнозначно богохульству тогда, — на всю жизнь.
     
    ВЛКСМ — Венчурно- Самостоятельной Лизинговая Компания Молодежи
     
    Валерий Болохонов: Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку…

    ООО «Рос Кит», которое возглавляет Валерий Болохонов, — это совместное российско-китайское производство по заготовке и переработке древесины и изготовлению пиломатериалов. (Головное предприятие — ООО «Хенда Сибирь».) Окончил он НЭТИ, в студенчестве два года был секретарем комитета комсомола машиностроительного факультета, а потом работал в школьном отделе обкома ВЛКСМ. Считает, что обязан комсомолу не только тем, что обрел там друзей на всю жизнь, но также и тем, что комсомол подготовил его к… бизнесу.
    — Если разобраться, почему я ушел в менеджмент, то неизбежно возникнут комсомол и стройотряды — они половина моей комсомольской жизни. Там мы всему и учились, на практике: и как наряды закрывать, и как объем работ рассчитывать. И психологию осваивали, и коммуникабельность развивали. Поэтому дальше я и стал профессионально заниматься менеджментом, управлением. Однако работаю я сейчас в Кемеровской области, поэтому немного завидую тем, кто трудится непосредственно в Новосибирске: живу-то я по-прежнему здесь. И так скажу: по моему наблюдению, в нашем городе инициативным, нормальным, энергичным, ответственным людям, которых комсомол воспитал, всегда есть чем заняться. 
    Свою комсомольскую карьеру я заканчивал в школьном отделе обкома ВЛКСМ. (Профтехобразование относилось к нам, нашему отделу.) А вершиной совместного комсомольского творчества стала созданная нами фирма «Престиж». Любимое детище обкома комсомола, мне порученное, так как моя деятельность заключалась в работе с комсомольскими организациями профтехобразования.
    Впрочем, сама идея родилась даже не в обкоме, а в ЦК ВЛКСМ. И первый раз подобную форму опробовали в Баку: ребята, ученики профтехучилищ, изобретали полезные вещи, шили модную одежду, приобретая практические навыки. Они сами занимались экономикой своего производства и были востребованы на зарождающемся рынке. Помните те времена? Одежды хорошей, особенно молодежной, в магазинах в помине не было. А у нас в магазине № 6, рядом с часовней, в центре города, свой отдел существовал. И пользовался особым спросом у горожан. Мы были на гребне моды! И в экономическом смысле тоже!
    У меня было два больших счастья тогда. Первое — когда мы придумали для города и области «Праздник рабочих профессий», он существует до сих пор, а я могу себя числить одним из его авторов. Профтехучилища выносили «из избы на улицу» во время этого праздника все хорошее, что у них было, показывали свой товар лицом, чтоб никто не думал: вот двоечников собрали и учат их там чему-то безрезультатно. Мы показали всем, что и в ПТУ есть ребята творческие, хорошие. Второе счастье охватило, когда запустили агитпоезд «Трудовые резервы»: несколько вагонов, арендованных по договоренности с управлением железной дороги, в них — творческие коллективы. Первая остановка в Сузуне — и далее по кругу: Карасук, Купино и т. д. Во всех райцентрах, где находились профтехучилища, мы останавливались, давали концерты (с нами были артисты, журналисты), а наши ребятишки, ученики ПТУ, давали «показательные выступления», проявляли свое мастерство в разных профессиях. Зарабатывали они немного, на карманные расходы. В основном делали все бесплатно. Зато были очень горды собой! Ремонтировали радиоаппаратуру для школ и детских домов, помогали ветеранам… А девочки делали прически тем, кто не побоялся сесть к ним в кресло, — и руку набивали, и людей счастливыми делали.
    Возили мы с собой и ученический Дом моделей (28 училище ЦК швейников). Девчонки моделировали и отшивали малыми партиями интересные модели, а если учесть, что с модной одеждой в то время в стране была напряженка, как я уже сказал, то все расходилось влет. 
    В агитпоезде с нами ездил директор Дома культуры профтехобразования Алексей Александрович Епифанов, который нас всех здорово насмешил однажды. Мы совместный концерт подготовили, чтобы не скучать в дороге, и он в рамках того концерта сделал пародию на наш ученический Дом моделей, вернее, на их дизайнерские изыски. Просмеял «игру полосок». В 1989-м в моде была одежда, скомбинированная из полосатых тканей. 
    Помню, выходит Алексей Александрович на воображаемый подиум, снимает с себя одну «модель» в полоску, все, как полагается, с комментариями: «Легким движением руки брюки превращаются…» — а внизу оказывается что-то еще, те же брюки или рубашка, бог знает, из чего сделанные, тоже в полоску. Следующие детали одежды снимает — там опять «полоски». Одет был, как капуста. И даже из газеты одеяния сочинил, чего только не придумал! Все ждут, что же там еще покажется? Арестантская роба или семейные трусы в полосочку? А там… Уже прямо на теле, слегка полноватом, полосы зеленкой выведены! А игру мышц — не передать словами! «Пляжный ансамбль «Мини-бикини-89»! Народ получил большое удовольствие. Веселились на все сто.


     
    Владимир Реутов: У нас в общежитии выступал сам Юрий Куклачев!
     
    ВЛКСМ — Венчурно- Самостоятельной Лизинговая Компания Молодежи

    ЗАМЕСТИТЕЛЬ руководителя департамента труда и занятости населения Новосибирской области Владимир Владимирович Реутов вспоминает о периоде своей насыщенной комсомольской жизни с 1979 по 1983 гг.
    —Четыре этих замечательных года я работал секретарем комитета комсомола производственного объединения «Союз». Интересным моментом в моей работе было музыкальное просвещение среди рабочей молодежи. Не поп- или рок-концерты, а… самая что ни на есть классическая музыка в живом исполнении. И где? В рабочих общежитиях.
    История, если вдуматься, интересная. В четырех общежитиях завода жили на тот момент, ни много ни мало, более полутора тысяч человек. Членами нашей комсомольской организации являлись не все проживавшие там молодые люди, но большинство. И вот партком завода поручил нам, комсомольцам, наладить работу в этом секторе. Мы, безусловно, сотрудничали с заводской службой по быту, вели учет и распределение мест через комсомольские организации цехов, следили за порядком и дисциплиной, строго спрашивая с советов общежития, ну а еще… устраивали в рабочих общежитиях самые настоящие концерты.
    Исполнителями были студенты консерватории. На то время мы «дружили домами» с их комитетом комсомола. И до сих пор помню имя этой девушки, ее звали Наташа Головнева, студентка, она в консерватории возглавляла комсомольскую организацию и была ярой пропагандисткой классической музыки среди рабочей молодежи. Вместе с ней мы придумали устраивать музыкальные вечера, и они очень скоро стали популярными на заводе. Мало того, на огонек и звуки музыки слетались — земля же слухом полнится — ребята из других окрестных общежитий, например, 105-го завода.
    В первый раз, когда зазвучал струнный ансамбль, помню, я испытал нечто вроде эмоционального потрясения. И не только я. Хлопали потом так, что штукатурка отлетала! Но было такое не раз и не два — прошла целая серия концертов. Студенты консерватории после занятий приносили инструменты, те, что можно было взять с собой — флейты и скрипки, тромбоны и виолончели, — а за рояль сходило установленное в общежитии пианино, так как, понятное дело, рояль перевозить каждый раз чересчур проблематично.
    Мы собирались и со свечами и без свечей; с большими концертами, когда на заводе даже автобус брать приходилось для исполнителей, и с малыми, камерными. Потом, после выступления музыкантов, все вместе пили чай, общались, и такие встречи настолько вошли в привычку, что без них мы себя уже и не представляли. Ждали как праздника.
    Дальше — больше, стали приглашать в общежитие не только музыкантов. Сказать кому, не сразу поверят, но у меня около двух часов выступал такой великий клоун и эксцентрик, как Юрий Куклачев! В скобках замечу, что это сейчас все гастроли и выступления строятся исключительно на коммерческой основе и выгоде. А в те времена люди многое делали, как мы тогда выражались, «на общественных началах», «по комсомольской линии». Короче, варианты взаимодействия находились, и от этого всем становилось жить как-то интереснее и радостнее. И классическую музыку я уважаю и люблю — с тех самых пор.

     

    Материалы подготовила Ираида ФЕДОРОВА, «Новая Сибирь»
    •  
     
    Категория: Байки о комсомоле | Просмотров: 875 | Добавил: komsomol-100 | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поделись с другом
    Поиск
    Вход

    Статистика

    clock counter Яндекс.Метрика
     

    Рейтинг@Mail.ru

     

     


    Copyright MyCorp © 2017